О реках. Степь.

    Во славном городе Прикумске есть река Кума. Но видел я её только при проезде по мосту. На Минводы поехал — в Азии, обратно — в Европе. Но более интересна река Сухая Буйвола. Её перегородили дамбами, и получилась цепочка озёр. Их используют в производственной цепочке завода пластмасс. Самое большое озеро отделяет Северный микрорайон от города. Это озеро я видел из своего окна почти три года. Озеро мелкое, как говорили, в результате сбросов комбината при попытке купания в этом озере на теле появлялась сыпь. И тем не менее, на этом же озере находился городской пляж, и летом он был переполнен. По озеру плавало комодоообразное судно под названием «Парус». Это, по сути, пивбар плавучий. И цены кусачие, и весь голыми тётками оклеен. На озере же тренировались яхтсмены, и даже работала рыболовная артель. В летнее время, когда приходил степной суховей, на озере начиналось приличное волнение, и прибой. Особенно интересно, когда перекати-поля, катящиеся по степи, падали в озеро и плыли. По весне, при сильном западном ветре, начинался ледоход. В воздухе стоял довольно сильный грохот, и торосы громоздились у берега. За несколько часов озеро очищалось.

Комментариев: 4

Одиночество.

Комментариев: 15

О склерозе.

    Распространялся на днях Саакашвили, что оснащённая американским оружием украинская армия до Москвы дойдёт. Что-то у дядьки с памятью...

    Какая-то отлично оснащённая американским оружием армия лет семь назад уже до куда-то добежала… Причём быстро. А новейшие и весьма интересные образцы этого оружия достались нам.

    Спасибо, дядька Байден, продолжай!

Комментариев: 24

Раковый корпус. Навеяно Клэр.

     Первый подобный случай приключился в начале нулевых на старой квартире. В подъезде заболела девочка. Как говорят — ездила в деревню, там её коза по ноге пнула. Сначала ничего не было, потом появилась опухоль. Стала ходить на костылях. Оперировали, но не помогло. Она умерла.

    Второй случай был у отца в школе, когда он преподавал. Девочка также умерла от рака.

    Потом был рак горла у деда. Онкологический центр — за два квартала от университета, наведывался туда. Деда оперировали, доныне жив. Правда, разговаривать не может.

Комментариев: 12

О реках. Град Москов.

    Осенью 1986-го года, покинув общежитие, мы переехали в сталинку, недалеко от набережной Яузы и трамвайного парка. Из окна можно было увидеть, как проезжают трамваи и рельсошлифовальщики. А недалеко был пешеходный мост через Яузу, со ступеньками, и каждый вечер я с родителями торчал на берегу. Мы регулярно кормили каких-то уток, которые плавали в реке. Потом по Яузе толкач провёл баржу. Но очень быстро мы съехали на дачи Мичуринец.

    В это время я запомнил Москву-реку, по которой и в декабре плыли льдины, а замерзать она и не собиралась. В 2002-м году мне выпала счастливая возможность бесплатного посещения столицы. От края снарядили автобусы на митинг против земельного кодекса, и я прибился к митингующим под видом журналиста. От Каширки добрались до центра. Перед зданием бывшего Госплана собралась толпа, а мы с отцом потихоньку свернули за угол, прошли мимо нулевого километра, под Иверской, Красную Площадь перегородили — выпуск училища. Свернули налево, в проулок, обошли квартал напротив Мавзолея, подошли к собору Василия Блаженного, тогда в строительных лесах. Пошли сначала по Васильевскому спуску, потом предумали — взошли на Васильевский мост. Летом Москва-река совсем другая. И по ней постоянно ходят речные трамваи. Впрочем, долго любоваться видами не удалось.

   Такими я и запомнил московские реки.

Комментариев: 14

Вербовщики. Навеяно Шурой.

    Так получилось, что в моей семье никто с религией не экспериментировал. Были мои деды и бабушки и в самую лихую годину православные, хоть и потихоньку от властей. Атеистом остаётся разве что один дед. Всех крестили, все тихо в церковь ходили, но так как казаки старые, никто не засёк. Либо не связывался — себе дороже. Насчёт агитации могу сказать одно — такие действия вызывают лишь желание дать по морде, и лишь в некоторых случаях — придумать казнь пострашнее. Дозреет человек — придёт, не дозреет… что поделаешь.

    Особенно преуспевали «активисты». Один из преподавателей нашего ВУЗа до революции 1991-го года был убеждённым атеистом, потом стал убеждённым сектантом, а к нулевому году — убеждённым православным. Боюсь, его проповеди нанесли больший вред Православию, чем ОГПУ.

    Сектанты тоже не отставали. Как-то в университете всех студентов в середине учебного процесса сняли с пар и погнали в актовый зал — фильм про аборты смотреть. А фильм был отснят определённым образом — после просмотра студенты потихоньку делились — мол, аборты это плохо, лучше однополая любовь.

    Впрочем, наиболее активны сектанты на улице. В первую очередь, иеговиты и кришнаиты. В Будённовске свидетели активно окучивали гарнизон — шастали по квартирам и разносили журналы. В Краснодаре толклись на остановках. Около университета постоянно вручает книги кто-то из кришнаитов. В нулевом году на Комсомольском мы с однокурсником лицезрели установку балаганного шатра какой-то из сект. Потом показывали по телевизору пение на сцене кого-то из проповедников — нуднейшая вещь.

   Но и это ещё не всё. В районе соседней станицы базируется община свидетелей. Отец, который по воскресеньям бывает на станичном рынке, рассказывает, что иногда они на рынке песни свои поют. Я счастливо пропустил подобные мероприятия.

   А самое интересное — один из свидетелей базируется у нас на дачах. За несколько лет он дважды пытался меня обратить. Первый раз он завёл со мной разговор о выжженной траве, и долго пытался втолковать основы вероучения. Потом пытался всучить Библию, хотя у меня своя дома есть. Во второй раз он меня не признал, и был более нагл. Видимо, поднаторел. Я тоже изменился, стал злее, молча выслушал его тирады, и выходя из автобуса, бросил: «Лучше нам расстаться мирно!» Он выразил какое-то удивление за спиной, но я не слушал.

Комментариев: 75

О реках. Амур-батюшка.

                  «Ладья, огнём объята,

                   Несётся по волнам.

                   Спешит в страну заката -

                   Последнюю из стран.»

                                             («Катарсис»)

     Есть высокая вероятность того, что в вашем населённом пункте течёт река — большая или малая. И какие-нибудь воспоминания с ней да связаны. У меня таких рек было много...

     Когда я впервые попал на набережную Благовещенска и посмотрел через Амур на тот берег, то с трудом разглядел мелкие машинки, а люди, как выглядели, как мелкие клопы. Поднимавшиеся наверх сухогрузы шли раза в два медленнее, чем вниз по течению. На берегу Зеи в черте Благовещенска побывать не довелось, хотя она может поспорить и с Волгой, и с Доном. Через Зею приходилось ездить много раз, в основном — по мосту на ветке Белогорск-Благовещенск. По мосту на Транссибе я ездил через Зею только один раз, осенью 1993-го года. И трижды — по автомобильному мосту. Дважды — на свадьбе тёти, и один раз — когда мы уезжали насовсем. В Белогорске приходилось бывать реже, и только один раз побывать на берегу реки Томь. На местных реках — сильные водовороты, и там регулярно тонули люди. А в районе нашего гарнизона и соседней станицы, разжалованной в село, текла речка Белая. Мне — по колено, а в глубоких местах — по пояс. Летом и зимой ходили туда регулярно.

   У Амура-батюшки — норов грозный. На бетонной стенке, метров шесть в высоту, укрепляющей набережную, стоят отметки уровня воды во время наводнений. Самая высокая отметка — 50-х годов, стоит на парапете. Это значит, что залило набережную, центральную площадь, и здание администрации. На подъезде к Зее, в районе моста, стоят длинные бетонные волноломы. И на перегоне между Белогорьем и Моховой Падью, с одно стороны — сопки, и полотно вьётся по выемке в склонах, а с другой — пойма Зеи, и волноломы. Как-то весной там блестела вода, хотя сама река далеко, и её не видно. И Зейское водохранилище помогает не сильно. Хотя часть и боевая, но отцу регулярно приходилось летать в верховья Зеи — вывозить подтопленцев. Один мужик жил на аэродроме недели две, пока вода не сошла — по хозяйству помогал. Но самый тяжёлый потом попался. Стоит в воде по колено, руками машет. Но стоял он на козырьке своего КамАЗа-самосвала, трое суток стоял. В ведре солярку жёг, пока вся не сгорела. Подняли его на вертолёт. А очень многие умирают тогда, когда спасатели добрались. И отключился. Стали его в чувство приводить. Был на борту какой-то суп — кипяток. Зубы разжали, влили, губы обварили. Но ничего — ожил. Потом приезжал в часть.

   Белая разливалась при мне два раза. Один раз — в 1988-м, по приезде, весной. Тогда снесло пешеходный мостик. И по отъезде, осенью 1995-го. Опять пойму залило. Потом, в начале 00-х, она обмелела. Во время недавнего наводнения — в станице подтопило крайние дома. Я эти дома и речку хорошо помню. И до туда вода дошла! Вот тебе и обмелела...

Комментариев: 18

О разном. Часть 2.

     Сидит мужик ночью в палатке, в глухом лесу. Вдруг слышит крик: «Ай, больно!!!» Мама дорогая… Уже ближе: «Ай, больно!!!» Убивают, сейчас до меня доберутся. Уже у самой палатки: «Ай, больно!!!» Схватил какой-то дрын, в угол забился. Шурх! — засовывается окровавленная голова: «Мужик, спички есть?» Бах по черепу! «Ай, больно!!!»

     Что-то мне ситуация на МП этот анекдот напоминает… Прочитал пост Шах и Мат. Так вот, практически все фонари под глазом навешивали мне товарищи одноклассники. Только один раз камнем по лбу я получил от случайно проезжавших мимо на велосипедах деятелей.Впрочем, я успел закатить в ответ одному из них камнем в лопатку.

     И шишки ставил я тоже товарищам-одноклассникам. Только один раз разбил нижнюю губу какому-то типу, который просто стоял, и улыбаясь наблюдал, как я с младшей сестрой отбиваюсь от мелких хулиганов. Он, кстати, никак не отреагировал, Да и хулиганам особенно не досталось. Только фару с велосипеда сбили.

    Один из тех, кто получил от меня шишку в классе (спасибо старым советским пеналам из толстой пластмассы), ныне модерирует сайт. Помянул он и меня — незлым тихим словом. Я злорадно ухмыльнулся — я немного тщеславен.

Комментариев: 25

Об однокурсниках.

                  «Я остался один на распутье веков,

                   Не найдя, что искал...»

                                              (П. Окунев)

       День прошёл весело. Температура ушла за +20, ещё немного — распустятся почки на деревьях. Потом — морозы, и прощай, урожай. Сколько раз было. В магазине затарился последней книгой для конкурса, теперь остаётся лишь читать. Высокие ноты по-прежнему не тяну.

       А вспомнил это я о своих однокурсниках по истфаку. Как раз перед 6-м курсом у меня появился сотовый. И стали мы друг другу звонить, а особенно деканат. Сдали ГАК, защитили диплом (пять минут позора — и диплом в кармане). Выпустились, обмыли с грохотом в ресторане «Долина». И разбрелись по Краснодару и прилегающей местности. Сначала я старательно поздравлял всех со всеми праздниками. Один товарищ предложил на рыбалку съездить. Я отказался — рыбак из меня примерно такой же, как и охотник.

        И в один прекрасный день я подумал. А поздравит ли меня хоть кто-нибудь? И пропустил один праздник, потом второй. Тишина… Больше я никого не поздравлял.

        Верно, прав был Йен Пейс, говоря, что группа — это странная зверюга. Пока вы работаете вместе — не разлей вода, а когда пути разошлись — даже номера телефона не знаете.

Комментариев: 32

Ах ты, сабака! Навеяно Шах и Мат.

                   «Как грациозен звериный прыжок!

                     Как жаль, ведь я тебя спасти бы смог...»

                                                    (Ю. Мелисов)

   Самый страшный зверь моего раннего детства — индюк. Как-то стая этих животных напала на меня, маму и тётю по дороге из ПТУ. Какие-то очень ранние смутные воспоминания. Теперь, конечно, индюк интересует меня только с кулинарной точки зрения. И сколько это бульонное мясо стоит.

   На смену индюку пришёл другой страшный зверь — гусь. Но и теперь он занял почётное место рядом с индюком. На ближней станице помню эпичную картину. На ящике рядом с дорогой ставили пустую банку, а в неё укладывали лист бумаги. Означает продажу молока. И вот к банке подходит гусь, вытягивает клювом лист бумаги, роняет банку, и начинает трепать бумагу.

   А собаки… Как-то играл на дачах под Москвой с хозяйским псом. Но первая атака произошла летом 1989-го года, но школьном стадионе, где я учился ездить на велосипеде. Этой мелкой шавке я был обязан разбитыми коленками. Впрочем, я успел разбить их ещё раз, потом под пластырем раны нагноились, и спускался по трапу самолёта я прихрамывая. Потом приходилось регулярно отгонять собак от велосипеда, благо что были они мелкие, и нападали по одной. А вот на даче под Краснодаром меня (да и не только меня) ожидали стаи крупногабаритных псов. Один сосед рассказывал, что такой пёс вцепился в ногу и сдёрнул его с мопеда на ходу. Впрочем, по дачам на велосипеде я не ездил, а мопеда у меня нет. В это время на даче у нас обитался пёс Трезор — более умной собаки я не встречал. Конечно, я прекрасно понимал, что это для нас он милый и добрый, а для проходивших мимо — нет. Особенно когда прибивался к стае. Поэтому надо было ему показывать, кто в доме хозяин. Он кстати, всегда признавал за вожака старшего мужчину. Если приезжал дед, он пристраивался к нему, если дома отец — к отцу, если отца не было — ко мне. Подбегал он всегда, свернувшись подковой — к тебе были одновременно обращены и морда, и хвост. Но прожив десять лет, вечером 31-го декабря 2010-го года, он попросился на улицу, и более его никто не видел.

   Здоровые собаки регулярно забредают на участок, и надо их выгонять, так как задрали нескольких котов. Одного удалось отбить. Раньше я применял пневматику, но теперь с неё сорван прицел, да и людно стало. Поэтому пускаю в ход камни. Одного пса огрел палкой. Другого надо было выкуривать из-под досок, где он собрался надолго обосноваться.

   И всегда, подходя к автобусной остановке, где околачивается стая, я испытываю отнюдь не радужные чувства. И что за мерзкая привычка — всегда подходить сзади?

Комментариев: 31