Попутный ветер.

  Красный диск солнца медленно, но неостановимо, поднялся из-за невысокого горного хребта, с которого к бухте стекали струи тумана. Диск приподнялся, туман исчез, начиналась жара.

    — Ветер, — заметил капитан Джош Гарвер. — Ветер… -

   И по тону его голоса было понятно, что ничего не изменится в это утро. Ну, хотя бы в ближайшие минуты. 

    — Что за гадость? — ругнулся штурман Генри Нэйвел. — Это нам что, до смерти тут сидеть?! Состариться и сдохнуть в этой поганой бухте?? -

    — Спокойно, Генри, — отозвался командор Александер Рокболлс. — Чем больше ждёшь попутный ветер, тем больше шансов, что он задует. -

    — Что я слышу! И сколько лет мы уже его ждём? Да злой колдун проклял нас! Легче дождаться попутного ветра с атлантической стороны Горна… -

    — И ещё подождём. Сейчас смысла нет бросать начатое. -

    — А может, что есть смысл бросить именно сейчас, получив столь бесценный опыт? -

    — Видите ли, опыт подсказывает мне, что очень легко бросить затяжное ожидание в тот самый момент, когода оно приблизилось к концу. А также легко пропустить нужный момент. -

    — А если он не наступит никогда?! И ожидание окажется бесплодным? -

      — А если нет? -

     Штурман молча убрёл к себе в рубку.

      — «Франческа» уходит, — сообщил капитан. — И эти устали ждать. -

      — Их дело, — отозвался командор. — А мы ещё подождём. И смотрите в оба — не пропустите попутный ветер, коли случится! -

Комментариев: 16

Ходячие мертвецы.

   Прокофий Михайлович Лузгин выбрался на солнышко, прислушался к шуму листвы.

    — Почти Земля. А жаль, что не долетим. -

    — Какое дело, где помирать. На Земле что — легче, что ли? — заворчал Пётр Иванович Кобылин.

    — А всё ж полегче. -

    — Скажи ещё. Везде помирать плохо. -

    — А вот если б мы при взрыве сверхновой были поближе — то сейчас бы уже отмучились. А то — встаёшь, ходишь, вроде бы полегче. Будто поправка. А на самом деле — дней десять, и агония. Только анальгетики в помощь. Жаль, что капитан успел среагировать — отвернул… -

    — А ты б на его месте как поступил? Пытался б экипаж спасти, или сразу убить чтоб не мучились? -

    — И с близкими не свидишься. Как мне не хватает прикосновений! Только экран да микрофон. -

    — Естественно. Ты ж не хочешь их убить? Сам фонишь, как звезда. Врачей-то мы уже убили. А ещё убьём тех, кто будет нас в свинцовые ящики паковать. -

    — И в нормальном гробу не похоронят… -

    — Заладил. Это-то нас точно касаться не будет. И больницу мы уже подпортили. Будет здесь запретная зона… -

    — Вот. Вся эта красота исчезнет. -

    — Не исчезнет. Вон, спасательный корабль уже на захоронение свезли, небось. -

     На крыльце возник Рафаэль Маркарян.

    — Сколько нам осталось? -

    — Неделя, — отозвался Кобылин.

    — И что делать? Что сделает человек, которому осталась неделя жизни? Вот сижу я… и делать больше нечего. Всё сделано. А что не сделано — уже не важно. Настолько пусто и не важно!.. Неделя. И абсолютно нечего делать. -

    — Ходи, да смотри. Во-первых, в течение всей жизни мы ровно то же и делаем. Во-вторых, и в главных — все мы живём здесь в фазе мнимого благополучия. Или ходячих мертвецов. Разница лишь в длительности этой фазы. -

    — Ты только сейчас об этом подумал? — удивился Маркарян.

    — Я-то и давно об этом подумываю. Просто удивился, как легко мы бросаем фразу — а вот тот-то спас жизнь такому-то. Ведь если серьёзно — капитан спас нам жизнь. Ненадолго, но спас. А как мы любим рассуждать о предрассудках. Такой-то отказался от медицинской помощи по религиозным соображениям, и умер. Мракобес! А вот нам оказывают медпомощь, и мы всё равно умрём. Ах, врачи сделали, что могли! Но вот когда-нибудь в будущем научатся лечить обязательно. Ну, мы-то в любом случае не дождёмся. Нам это никакое не утешение. Научатся лечить одно, а ещё сто болезней — нет. -

    — Что-то тебя перед смертью на философию потянуло, — заворчал Лузгин, поворачиваясь к солнцу.

      — Меня и раньше к ней тянуло. Сейчас — ничего не изменилось. И мы просто живём, как жили и раньше. -

    Лузгин вздохнул, протянул руку к листьям. Отныне всё это будет нести болезнь любому, кто приблизится. Прекрасная листва, трава на лужайке. А если кто задержится чуть подольше — смерть. Но менее прекрасным от этого не станет.

Комментариев: 6

Забор.

   Саша Заводчиков вышел из школы, и постарался как можно быстрее уйти за угол. Расспросы со стороны одноклассников сейчас ни к чему. Впрочем, никто его давно ни о чём не спрашивает, но так, на всякий случай. Что ждёт дома? Всё то же — ремень, угол, дрожащие руки, что не могут держать ручку. Одно и то же, день ото дня. Последний учебный день полугодия, на днях — Новый Год, на улице — ёлки, надувные фигуры Дедов Морозов, Снегурочек, деревья украшены светящимися в этот ранний вечер гирляндами. Идёт снег, холода не чувствуется — только лепи снежки. Санки, подальше за город — лыжи, а на пруду — коньки… Но нет ничего этого для Саши. Ничего… Только тяжеленный портфель с двойками. Как же они тяжелы!

   И ничего больше не может отвлечь от этого позорного груза. И в каждом встречном лице — суровое осуждение, что дома будет воплощено в ремне. Страшнее будет разве что в последний весенний день, когда будет жарко, и просохнет грязь, а зелень распустится вовсю, только вода в пруду будет ещё холодная. Лето, отдых… и вполне реальная перспектива остаться на второй год. И учителя, что правдами и неправдами тянут с двоек на тройки с минусом. Ибо двоек с плюсом не бывает... 

    — Ну почему? — вырывается голос. Саша испугался и огляделся. Рядом никого, и никто не мог услышать. Только ёлка, на кружном пути из школы домой. Ну почему же? Есть в школе легендарный второгодник и третьегодник. Он на всех уроках сидит, подперев голову, и смотрит на учителя. Чем всех учителей выводит из себя. И абсолютно ничего не пишет. А Саша старается, за что двойки и вытягивают на тройки с минусом. Пока это срабатывает. А потом?.. 

   Пока читаешь учебник — все формулы и примеры понятны. Но попробуй решить их сам… И всё забывается напрочь. И дело не только в физике с химией и математикой. Дело во всём. Пока читаешь заданную книгу по литературе — интересно, но попробуй, напиши сочинение. А правила русского языка… География. Карта мира — вроде бы ясно, но что где находится? Физкультура — никаких нормативов не выполнено. Только общий смех. Даже такие предметы, как труд, рисование, музыка… И здесь — та же картина. Тройка с минусом. Много средств перепробовано. Кажется, все… Мама сулила подарки, велосипед, например. Драла ремнём. Учителя ругались, хвалили за мельчайший успех, что и не был успехом вовсе. Приходили домой заниматься. Одноклассники смеялись, и тоже приходили домой помогать. Физкультурник Илья Петрович водил в секции, ежедневные тренировки… Никакого результата. 

   Кому-то ближе математика, кому-то литература, кому-то физкультура. А кому — пение, или рисунок. Кому-то — ритмика. Труды, наконец. Такие вещи человек делает — дух захватит. А у Саши — ничего. Все махнули рукой. Да и он сам махнул на себя рукой. Тогда зачем вся эта возня? Во имя чего он возится? Прыгнуть бы с большого моста в реку… А выловят? Тогда дома ждёт такой ремень, что и не снилось. Нет, и это не получится. 

   Горькие слёзы наворачиваются на глаза. И этого не хватало. Стыдно плакать посреди улицы. Надо бежать быстрее. Всё равно прохожие видят… Не всхлипывать. И не реветь в голос. Этого ещё не хватает. Идёт мальчик по улице, ревёт, что девочка. А много ли девочек вообще ревут на улицах? И им стыдно. Значит, ещё хуже. Неудачник, у которого не получается вообще ничего. 

   Рассказать кому-нибудь? А что от этого? Многим уже рассказывал, знакомым и незнакомым. Знакомые — и так всё знают. Незнакомые жалеют, ругают, хвалят — в воспитательных целях, дают советы — либо невыполнимые, либо бесполезные. Иногда молчат. Никакого результата.

   Около дома к ногам притёрся кот. Что тебе, кот? В таком состоянии Саша котов и собак бил, отгонял подальше; прижимал к себе, гладил, жаловался; не обращал никакого внимания. Всякое было. Всё пережито и испытано. И ничего не изменилось.

   Саша нырнул в подъезд. Стал подниматься по лестнице. Ещё минута — и ремень пойдёт в дело. А не всё ли равно? Привык. Кажется...

Комментариев: 17

Снег.

   Вышел из дому. Всё завалено снегом. Но не всё — почему-то полосами. И туман, что ничего не видно. Тоже полосами. Перехожу Сормовскую в районе трамвайных путей. На рельсах почему-то нашили дополнительные полосы сверху. Чтоб трамваи не застревали? Где-то вдалеке показывается «скорая», но я успеваю перейти. Люди на остановке ждут автобус, и снега тут нет совсем. Кто-то вопит позади — оказалось, котёнок. Возвращаюсь, ловлю, вытаскиваю из-под киоска. Котёнка постарше не беру. Иду вдоль улицы — запредаю в магазин. То ли за книгой, то ли за диском. Надо успеть отвезти кота домой — и успеть в аэропорт на самолёт... 

   Интересно, что в снах всегда возвращаешься на одно и то же место.

Комментариев: 6

Машина Судного Дня.

   — Итак, если вы немедленно не отдадите мне миллион золотых и не гарнитруете свободу — я взорву эту бомбу! -

    Маркел Княжнин почесал за ухом.

    — Да взрывай! -

    — Так весь дом рухнет, и никого в живых не останется! -

    — Так ведь и тебя тоже. -

    — А мне — плевать! -

    — Было бы плевать — денег бы не требовал. И свободы бы не просил. -

    — В тюрьме мне делать нечего… -

    — Это ещё вопрос. Всё-таки жизнь, и твоя дурная шкура целой останется. -

    — Не хочу! -

    — Не хоти. -

    Маркел Княжнин спокойно подошёл к Никите Чугунову, уклонился от плевка, отобрал заряд. Поволок незадачливого террориста вниз, брезгливо отводя от себя лицо пленника — сопли и слёзы оттирать запаришься.

   — Одно в вас, мерзавцах, хорошо — вы отчаянные трусы. -

Комментариев: 0

Справки.

    — Так, — человек в очках приподнял глаза. — Кем работаете? -

    — Я король, — смущённо заметил король.

    — Справку с места работы, пожалуйста. -

    — Так кто ж мне её даст? -

    — У старшего мажордома спросите. Так. Медицинская справка есть? -

    — Нет. -

    — Так, возьмите у дворцового лекаря. Справка о собственности на дворец есть? -

    — Так дворец — государственный! -

    — А замок ваш? -

    — Да… Хорошо, я у казначея попрошу. -

    — Справка о составе семьи? -

    — Понял, обратно у мажордома спрошу. -

    — Так, вот эти справочки мне и предоставите. Приходите в четверг, в 18-00. Решение мы вам сообщим через месяц. -

    — А… Как мне месяц без государственного жалованья жить? -

    — Ничего, и хуже бывает. Ваш прадед и вовсе в должность не вступил — справки собрать не смог. А прапрадеду пришлось корону снять. Всё, ступайте! -

   Король вздохнул, почесал в затылке, и пошёл за справками.

Комментариев: 12

Запретная дорога.

    Дорога исчезает в лесу, под ольховыми ветвями.

    — Куда она ведёт? — усмехнулся Панкрат Григорьевич.

    — Кто его знает… — протянул старик Яков Кондратович. — Никто туда не ходит. -

    — А почему? -

    — Разное сказывают. Бабка Михалина говорила — там нечисть в лесу водится. Как дорогу проложили — всякое было. Так потом и забросили. -

    — А сам-то, Парамон, веришь ей? -

    — Да нет, но… -

    — А раз так? -

    — Ещё дядька Сил, из Купцовых, сказывал, что строили там военный объект. Понятно, что туда лучше не ходить — самому ж хуже. -

    — А сейчас? -

    — Забросили. А там — то ли радиация, то ли газ ядовитый. Живым не уйдёшь. -

      — А военных там хоть раз кто видел? -

      — Никто. Так ведь дело секретное — только поночам ездят, да тихо. -

      — Это ж как на нашей деревне не увидели? Только со станции подходишь, и знать некому, а уже народ на крыльце, да высматривает… -

      — Это верно. Да вот и то верно, что никто на ту дорогу не суётся. Погибель там. -

      — Это ж какая погибель, что дорога так и не заросла? И напротив, торная? -

      — И кто ж по ней ездит? -

      — Гляди! -

     По дороге, насвистывая, шёл Иван-дурак с удочкой. Углубился под ветви, да и исчез. 

      — Пошли за ним, Парамон. Ничего там плохого нет, а на речке лов самый богатый. -

Комментариев: 2

Королевский суд.

    — Итак, — заметил король, изучая солнце в монокль. — Нам необходимо рассмотреть дело о замке Динабург. И старый Каролинг, и Фридрих Знатный, оба претендуют на этот замок, и оба они состоят в равной степени родства с покойным Штайгером, владетелем сего замка. И решение не должно не оставить никого недовольным. -

    — Увы, — тяжко вздохнул судья, а он всегда вздыхал так, когда дело касалось ну очень сложных вопросов. — Это невозможно. Кому б Ваше Величество не отдало замок, оппонент останется недоволен. -

    — И что же вы предлагаете? -

    — Можно отобрать замок в пользу казны. Но тогда мы получим сразу двух врагов… -

    — Да, и это не решение. Думайте. -

    — Можно обоих казнить. И недовольных не останется. -

    — Так я останусь без подданных. И передайте писарю — ещё раз напишет «поддатый» вместо «подданный» — руки отрублю. Да и остальные герцоги будут недовольны. Не говоря уж о графах. Думайте. -

    — Тогда предлагаю бросить монетку. Оба претендента на замок в равной степени достойны наследства. -

    — Хорошо. Кому орёл, кому решка? -

    — Это на ваше усмотрение. -

    — Да, это ещё сложнее… Надо подумать. -

    И король с судьёй думают и доныне.

Комментариев: 6

Случайные встречи.

    — Много ли было в моей жизни случайных встреч, Теодор? — Фридрих почесал переносицу. — Да целая куча! Вот представьте — едете вы в дилижансе. Или в поезде. Зашли в трактир перекусить. И начинаете болтать о погоде и о политике. И вот вы уже почти старые знакомые. Потом расходитесь, клянясь в вечной дружбе и… ни разу потом не встречаетесь. Никогда! -

    — Дорогой друг Фридрих, — Теодор тронул собеседника за плечо. — И с неслучайными знакомыми происходит всё точно так же. Сменил место работы — ушёл с повышением, съехал с квартиры, хозяин сменился, и всё. Люди, с которыми работал пять, а то и десять лет — исчезают! А родственники… И их не всегда помнишь. -

    — Что же, братец… Кажется, подъезжаем к станции. Не поминай лихом. Свидимся ли когда? Кто знает… -

   Братья нырнули на перрон, в густую толпу, и затерялись. Больше они не встретились.

Комментариев: 8

Старые легенды.

   — Послушай, Робин! — обратился король Артур к Робин Гуду. — Почему ты бродишь по лесам, отказавшись от трона и замка? -

   Собеседник пожал плечами.

   — Моё происхождение не особо располагает к надёжности. Много кто может оспорить корону, достанься она мне. А что даёт трон и замок? Только страх потерять всё. А в лесу — я на свободе, и лес мой. Не очень легко побороть в себе соблазн обладания, но… Никто не сможет угрожать мне изгнанием. Я и так изгнан. -

   — Странно всё это. Ведь и свободы можно легко лишить. Тюрьма отбирает не только трон и корону, но и волю. Разве этого не боишься. -

   — В замке, что в тюрьме. Кругом верные слуги, что охраняют тебя. И шагу не ступишь, и за ворота просто так не выйдешь. И в тюрьме — ровно то же. -

   — А я бы предпочёл, тем не менее, быть в замке на троне, чем в темнице за решёткой. -

   — И я бы предпочёл, если б не было дано третьего. Но предпочту волю. Да и прежде чем скрутить меня, надо постараться. А живым врагу в руки лучше не попадать… -

   — Так и меня скрутить не так легко. Попробуйте-ка войти в замок! Уж если кто-то умеет стрелять из лука, то кое-кто другой так же умело владеет мечом, и копьём. -

   — А если предадут слуги? -

   — Так и в лесной дружине слабых волей достанет. -

   Робин Гуд призадумался.

   — О чём не суди — не пересудишь. Есть у меня запас хорошего эля. -

   — А у меня — бочонок вина. С ним и горькая доля не так горька, а доля наша и без этого вовсе не горькая. -

   — Выше кубки! -

Комментариев: 16