Дилемма.

  Звездолёт, с ходу проскочив маяк около звезды Тау-9, пошёл в разгон. Так делать запрещено, но опытный капитан Егор Крюков был абсолютно уверен в себе и своих силах — не один десяток лет на звёздных трассах, и это только в качестве капитана.

  Но на пульте вспыхнула красная кнопка декомпрессии…

  — Первый отсек! — доложил бортинжинер.

  — Задраить люки! — скомандовал капитан. В разных переделках побывать пришлось. И всё-таки разгон можно было начинать лишь после контрольного пролёта. На малой скорости...

  — Скорость высоковата… — процедил штурман. — Об планету размажемся. -

  Чтобы спасти пассажиров, надо немедленно сажать корабль. А скорость уже набрана.

  — Двигатели аварийного торможения! — снова скомандовал Крюков.

  — На полной! — отвечает бортинжинер.

  Теперь капитану необходимо гасить скорость в атмосфере. О комфорте в условиях аварийной ситуации вспоминать не нужно, но вот жизни… Горизонт вздыбился, местное солнце залило рубку. Так можно хоть немного погасить скорость. Бешеная сила вжимает в кресло, норовя сломать позвоночник. Компрессионный перелом гарантирован. Но это ещё не всё — надо положить нос обратно к горизонту, насколько можно ближе к поверхности. Горизонт снова встаёт на место, земля несётся навстречу… Удар. Темнота.

    *   *   *

   — И что с ним делать прикажете? — следователь стоял перед начальником порта.

   — С одной стороны — грубейшее нарушение техники безопасности и правил косиических рейсов, повлекшее гибель ста тринадцати пассажиров. С другой — грамотные действия в аварийной ситуации, что спасло жизни семисот одного. Там вообще никто не должен был выжить! -

   — Тем не менее, — проворчал следователь. — Сам аварийную ситуацию и создал. Сам и вышел. Только вот людей не вернёшь. Да и семсот один человек получил травмы, больше половины — тяжёлые, и увечья, а то и инвалидность. -

  — Всё-таки никто другой из создавшейся ситуации не выкрутился бы. -

  — Да всё я понимаю! Старый, опытный. Умнее, чем инструкции и наставления. Написанные кровью погибших. Максимум — это смягчающее обстоятельство. Взрывная декомпрессия — случай чрезвычайный, но потому и запрещён разгон без контрольного пролёта! -

   А Егор Крюков снова прокручивал в голове последние секунды посадки. Если бы знать! Если бы знать… А теперь надо учиться ходить заново.

Обсудить у себя 10
Комментарии (6)

Нда… С возрастом обычно приходит и мудрость, но иногда возраст приходит один ))

Умный человек найдёт выход из самой сложной ситуации, а мудрый в неё не попадёт.

точно

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: