Главное.

    — Вот, полюбуйтесь! — художник Пантелей Максимович Ухватов с гордостью откинул занавесь. Синие, до черноты, облака над горизонтом, светлели по мере перехода к вышине, на середине картины окрашивались розовыми тонами; зашедшее солнце за спиной наблюдателя подсвечивало белые кучевые комья причудливой вечерней краской; и только в самом верху, там, где ещё властвовал день, почти у стратосферы, ярким белым, ослепительным огнём, сверкала вершина тучи на фоне голубого неба.

    — Крепко схвачено!.. Крепко… — восхитился Георгий Владов. — Точнее не передать. Сколько ж мы мимо ходим — а такой красоты и не замечаем… -

   Ухватов расплылся в улыбке. Владов пожал ему руку и покинул студию на чердаке. Невольно поглядел на облака. Потом криво ухмыльнулся.

    — Эх, люди искусства! Толку-то от них… Вот физика — это сила. Точная наука, естественная. Я вам эти цвета солнечные по спектрам разложу. Не то, что художества… -

    — Георгий Борисович? -

    — О, доброго здравия, Армен Хачатурович!.. -

    — Как дела? -

    — Работа идёт. Вчера новый спектрометр опробовали. Теперь дела с оптикой пойдут веселее! Госпремией запахло. -

    — О! Физика — это сила! Куда ж без неё? Особенно в наше время. -

   Армен Хачатурович продолжил путь по тротуару, на мгновение остановился, когда вспыхнули фонари, поглядел на жёлтый натриевый свет лампы. Потом потрогал смартфон в кармане. Усмехнулся.

    — Эх, физики! Наука… Куда б вы без нас? Вот экономика — это дело. Берёшь дохлое предприятие, доводишь до ума. И деньги всем рекой идут. Ты зарабатываешь, а потом физики твой хлеб кушают… И не только физики. -

    — Армен! Куда намылился? -

    — О, Олесь Лукашевич! Всё по делам… Контракт удачный подвернулся — так только не зевай! Надо партнёров теребить — не все работать привыкли… Так что утро предстоит горячим. -

    — Это норма. Деловая хватка дорогого стоит. -

   Олесь Лукашевич махнул рукой на прощанье, побрёл вдоль бордюра, подпинывая свесившиеся на дорожку травинки.

    — Разбойник, купчина! Торгует он, понимаешь… И деньги гребёт. А вот вкалывать-то кто будет? Правильно, рабочий люд. Попробовал бы с моё отслесарить… Я вам такую расточку сделаю — закачаетесь! А как новые станки программные притащили, кого разбираться поставили? Правильно! То-то и оно. До сих пор без замечаний пашут… -

    — Олесь Петрович! Опять нестриженая трава гневит? -

    — Да, Темирбек Булатыч! Надо бы местному ЖЭКу руки повыдергать. Работать некому. Одни лодыри. -

    — Да не кипятись! Ты-то по своей мерке меряешь, так можешь и три смены отстоять у станка, и деталь не запороть. Директор всем говорит, что кроме тебя слесарей больше нет. А остальные — так, подмастерья. -

    Проводив взглядом фигуру, подпинывающую траву, Темирбек Булатович почесал в затылке. 

    — Эх, работяга! Вот флотская служба — это да. Охраняй потом, вот этих… Чтобы у разных врагов руки не чесались. И уши тоже. Торчишь в дальних океанах, по полгода света не видишь. А в благодарность — что? Чужие ли харчи ел? Не было б нас — поглядел бы, какого Лазаря б спели! -

    — Рустаниев? Каким ветром? -

    — Попутным, Пантелей Максимович, попутным… -

    — Да, в наши края редко таких птиц заносит… Море — на то и море, а у нас — суша. И до границ далеко. А ведь без ядерного щита давно б под бомбами жили… -

    Ухватов снова вернулся в студию. 

    — Сколько по морям ходил — так в оттенках и не разбирается. Что ему до высокого искусства?.. -

Обсудить у себя 7
Комментарии (4)

почитал и вспомнил союз… эх, такое государство поломали… ломать не строить

не все конечно, но многое планировалось и воплощалось… а теперь — кто в лес, кто по дрова ...

Когда распалась Российская Империя — говорили о том же.

дык да — пока теперь все наладится… сколько времени должно пройти? лет 30? 50?

Да, много времени пройдёт. А потом — новая смута, и так дальше.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: