Кольцо.

   Старый человек прогуливался по парку, присматриваясь к окружающему. На дорожке из старого растрескавшегося бетона, присел на скамейку. Оглядел мохнатые лапы елей, высокие земляные валы по бокам дороги, покрытые травой, хвоей и перегнившей листвой. Издалека приглушённо доносится звук большого города, шум машин, гул трамваев. С одной стороны над деревьями чуть возвышается пара многоэтажек, а с другой — башенный кран, что возводит новую. В этой части парка почти никого нет. Но вот показалась группа ребят. Они идут мимо, о чём-то болтая, у них свои дела и свои заботы. Самый старший на мгновение остановился, глянул на старика...

   — Погодите! Вы ведь автогонщик? -

   — Да, — отозвался старик. — Лет пятьдесят назад ещё никто не мог со мной сравниться. И даже тридцать лет назад я мог выдавать такие скорости, что и молодые завидовали. Потом — только машины доводил, другим помогал. -

   Дети мгновенно окружили скамейку с благоговейным почтением.

   — А где была ваша самая знаменитая победа? — спросил второй по росту.

   — Именно здесь, на этом самом месте. Сорок лет назад здесь ещё была трасса, а двигатели на гонках ревели так, что жители окрестных домов на период гонок старались уехать подальше, а вот болельщики заполняли округу… -

   Дети превратились в слух. Даже девочки, которых машины не очень интересовали.

   — Та большая городская улица, по котрой сейчас ходят трамваи и троллейбусы, была прямой. Там я выдавал и все триста километров в час. Около универмага был тяжёлый правый поворот с подъёмом — и там не очень крепкие пилоты теряли сознание и вылетали с трассы. -

   — И гибли? -

   — Не всегда. Кто-то калечился, а было, что и зрители гибли… -

   — Ой, как страшно! — произнесла старшая из девочек, подняв ладони к голове.

   — Да… Сейчас почти никто не гибнет. Пилоты забыли, что такое гонки. Все боятся смерти. Но никто не боится бесчестия. Мой товарищ по команде остановил машину и бросился спасать другого пилота, оставшегося в горящей машине. Он потерял очки и зачётное место, но не стал проезжать мимо… Так-то. -

   — А где была самая страшная авария? — поинтересовался один из младших мальчиков.

    — Вот здесь, где мы находимся. У нас за спиной, на бровке, стояли трибуны. Вот эта дорожка, по ней я ездил тридцать четыре раза, и на скорости в двести пятьдесят тормозил вон у того поворота. И было это на моих глазах… -

   Старик немного замолчал, потом продолжил.

   — Столкнулись две машины, пилоты погибли. А одну выбросило на трибуны. Там стояли судьи, а дальше зрители. Вот так-то… -

   Дети молчали.

   — Пойдёмте, я вам покажу. -

   Чуть дальше, под старыми тополями, был давно обросший зеленью монумент гонщика, в полный рост, со шлемом в руке.

   — Это последний гонщик, что погиб на этой трассе. Дальше её закрыли. Но все, кто помнят, приходят почтить память именно к этому монументу. О всех, кого не стало на этой трассе. -

   Дети проводили старика до выхода из парка. -

   — Мы всегда будем приходить к этому памятнику! — пообещал старший. Старик помалкивал. Двое или трое из них действительно запомнят, и будут приходить. Ведь из толп болельщиков, и даже участников, здесь появляются человек десять. Да и они не всегда могут приехать. Теперь…

Обсудить у себя 14
Комментарии (4)

а чего ты сюда стихи не пишешь? или этот блог только для прозы?

знаю, что стихи твои есть в каком-то местном клубе, но удобнее было бы читать их тут

В этом случае пришлось бы прозу в клуб сбрасывать.

поэтому я никогда не любила экстремальный спорт.

Кому как.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: