Мыс Бурь.

   Тяжёлый галеон «Санта-Мария» пробивался сквозь волны на юг. Побережье уже уходило к востоку, и были все шансы на сей найти свободный путь. Впрочем, сколько раз надежда уже обманывала?.. 

   Эскадра уже давно перестала существовать. Каравелла «Санта-Лючия» уже исчезла в волнах, теперь только один корабль продолжает путь. Кого-то поглотили штормовые волны, а кто закончил поход на камнях у чужого берега. Из семи кораблей и пятисот душ теперь остались лишь пятьдесят — болезни делают своё дело. 

   Старый штурман, англичанин Джэйкоб Вильямсон не переставал расхваливать «Санта-Марию».

    — Это же гигант! Верных сто двадцать футов длины… А ход какой! Такому никакая буря не страшна… -

   Джэйкоб явно ошибался — буря крепко повредила оснастку, а судовой плотник вовсю конопатил щели в трюме, ибо текло немилосердно. Капитан Хорхе Мантойя-и-Рамирес молча прикидывал, что делать в случае бунта. Впрочем, пока матросы слушались. Крепкие попались — не жалуются, работают молча. 

    — Капитан! Земля! -

   Вся команда встрепенулась, свободные от работы повалили к бортам, Хорхе поднял подзорную трубу к глазу. В тумане и брызгах дождя высилась тёмная громада скалы, у подножия которой бился прибой, а дальше — океан. Вот она, свободная дорога на восток! 

    — Есть! Вот он, наш путь! — обрадовался Джэйкоб.

    — Как назовём мыс? — обратился Хорхе.

    — Мыс Смерти! -

    — Нет, Чёрной смерти… -

    — Мыс Мертвецов. Сколько душ на пути к нему полегло… -

    — И сколько ещё поляжет! -

    — Мыс Печали. 

    — Нет, — сурово отозвался Хорхе. — Отныне этот мост будет называться Мысом Бурь. -

   Через год Хорхе преклонил колено в королевском дворце.

    — Мы сумели найти путь на восток, Ваше Величество. Но дальше я не мог идти. На обратном пути у меня осталось тридцать человек команды. -

    — Вы совершили великий подвиг, капитан! Я жалую вам адмиральский чин. Как вы назвали тот мыс, вы говорите? -

    — Мыс Бурь, хоть клянусь честью, в рёве прибоя слышал голоса всех погибших товарищей!.. -

   По окончании аудиенции король остался с советниками.

    — Вы видели?! Ну, каков молодец, а? — король не скрывал восторга, потирая руки. 

    — Да, благодаря таким подданным мы скоро сокрушим наших соседей! Ведь проход на восток даст нам такую фору в торговле и богатстве… - 

    — Как там мыс назван? Назовите-ка его Мысом Доброй Надежды. И снарядим экспедицию покрупнее. Да сбудется наша надежда на процветание! -

Обсудить у себя 12
Комментарии (19)

Столько народу погибло, но королю-то что до этих мелочей 

На то и король. Когда в твоих руках обеспечение жизни нескольких миллионов человек, иногда приходится жертвовать и тысячами.

Когда приходится жертвовать людьми, забываешь, что это люди.

Подданным короля не понять, а королю простолюдинов.

Не хорошо это, когда король не понимает простолюдинов

Уровень понимания бывает разный. В чужую шкуру ведь никто не влезал. А вот чужим умом точно никто не думал.

У короля должность такая: надо уметь влезать в чужую шкуру. Иначе он плохой король )

А разве бывают хорошие короли?

В сказках

Но не во всех!

Ну там они делятся на хороших и ужасных. А в жизни все короли — немного плоховаты )

Есть и много плоховатые.

  крутой такой оборот в конце — Мыс Доброй Надежды

Так и было. Почти, я поменял детали.

Я считаю, многое зависит и от названия того или иного. «Как ты лодку назовешь»...

А названия дают за характер. Если у побережья отвратительная погода — жертв будет много, как ни называй. Магеллан назвал океан Тихим, а на самом деле?

Исторический факт!

 В обработке!

Интерпритация.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: