Москва. Эпизод 4.

   На сей раз я решил раздобыть посадочные талоны пораньше, через интернет. Ибо сидеть у прохода, либо посерёдке, совсем не хочется. Накануне собиралось краснодарское литобъединение, и на первый рейс билеты распечатывал на бегу. На обратный рейс билеты распечатывал утром, перед отъездом, но оно того стоило. Сразу замечу — хотите смотреть в иллюминатор — на «737-м» берите чётные места, на нечётных — один иллюминатор почти у подголовника переднего сиденья, а другой — у твоего. 

   Первый рейс был аэрофлотовский, но вполне сносный по цене. У стойки с багажом молодой человек жестоко трамбовал пластиковый чемодан в габаритную рамку. Я начал шутить, что надо бы рамку ломиком расширить. Но запихать вполне получилось, только потом вытаскивать было ещё труднее. Чистая бюрократия — багаж в рамку должен входить легко, и без затруднений! Чтобы в случае чего легко можно было выкинуть. 

   В зале отлёта, если я уж совсем не обознался, объявилась певица LP. Что-то лопотала по-английски, изучая сувениры. Судя по всему, с ней ехала и дорожная команда, тоже болтавшая по-английски. Погрузились мы на самолёт «Булат Окуджава». LP разместилась в бизнес-классе, а её команда болтала у меня за спиной. В этот момент в самолёте обнаружили неполадки в гидросистеме шасси, и вылет задержали. Ждали сорок минут. Взлёт был по стандартной уже схеме — на плотину водохранилища, левый разворот на 180, проход до Усть-Лабинска, поворот на Новочеркасск. Впрочем, уже над плотиной вошли в облачность. Спустя минут десять что-то мелькало в разрывах, потом пошёл сплошняк, вошли в верхний слой, а бортпроводники, не дожидаясь, пока машина встанет на эшелон, повезли еду. Стандартный аэрофлотовский бутерброд — «всё в одном флаконе», — мясо, рыба, масло, оливки. Вполне вкусно и полезно. Над Черноземьем распогодилось, и стало можно наблюдать заснеженные поля и замёрзшие реки. На подходе к Москве снова пошла переменка. 

   Схема захода в Шереметьево едва ли не сложней, чем во Внуково. Первый проход вдоль полосы, выше и немного севернее. Потом — снижение по коробочке. В разрывах отметил крупное озеро с кораблями — видимо, канал имени Москвы, ещё — город с большой круглой площадью по центру, и расходящимися крестом улицами.

   При сходе на рулёжку прямо перед нами по соседней полосе ушёл на взлёт другой лайнер, а за нами на посадку тянулась «цепочка» других машин. Горячее время… Как-то я рассказывал, что в Шереметьево впервые в аэропорту увидел мышь. И теперь впервые в Москве лайнер подали не под телетрап, а на обычный перрон, с автолестницей и автобусами. А ехать по Шереметьево, сразу скажу, свет явно не ближний. А потом ещё идти до станции «Аэроэкспресса». В поезде было битком, я уселся на сиденье у стенки, да ещё задом наперёд. Из-за задержки лайнера немного опоздал на презентацию литфондовского сборника в честь юбилея Максима Горького. Выступил со стихами. Получил авторские экземпляры. Потом совершил рейд в правление РСП с бумажками, потом — в Молодёжный центр Спасского монастыря, где проходят семинары молодых литераторов. Узнал, что все заболели, и семинара не будет. Вспотел от ходьбы. Совсем зря прихватил с собой перчатки — лишнее место в портфеле. Снова дало знать о себе левое колено — а вот прихватить эластичный бинт стоило бы. 

   Похромал в метро. Немного запутался с подземными переходами — днём немного заплутал в переходе с Белорусской-Кольцевой на Замоскворецкую. А вечером — с Театральной на Охотный ряд. Добрался до Саларьево. Нашёл площадку 911-го автобуса. Так что Внуково — единственный аэропорт, куда я добирался автобусом. 

   Во Внуково снова учудил — сел у 12-го выхода, полагаясь на данные билета. Интересно, что в краснодарском аэропорту выход не указан (он там один), но указано, что выход может быть изменён. Понаблюдал, как пассажиры и пассажирки сурово трамбуют вещи в особую победовскую рамку. Бюрократия… Заметил женщине, отправлявшейся на «ЮТЭйре» в Магнитогорск, что волноваться незачем — у нас рамка другая. А авиакомпания «Победа» названа так в честь яхты капитана Врунгеля. И тут звучит объявление, что краснодарский рейс отправляется с восьмого выхода, в самом торце терминала… Ведь и год назад мы отправлялись оттуда же! 

   После посадки занял место у окна. Самолёты встали в очередь на старт. Пару раз продвинулись вперёд. А после взлёта открывается обзор на целую россыпь сверкающих огней. Города и посёлки — сгустками, а автострады — змеями, с узлами развязок. Машины ползут светящимися цепочками фар. Особенно хорошо видно в разрывах фонарей автострад — подсвечены отдельные участки, узлы развязок, пунктиром, а в между ними — медленно движутся огоньки фар. Во время ночной раздачи пищи меня успешно обнесли чашей на пиру. Впрочем, в аэропорту я успел подкрепиться. Когда отключили свет в салоне, стали видны чёрные ленты рек, пятна лесов, и всё это перемежается отдельными световыми пятнами поселений. Пару раз попались несколько светящихся квадратов — теплицы?

   На подходе к Дону снова пошла сплошная облачность. Меня немного сморило — в прошлую ночь спал только три часа. На посадку зашли с северо-востока, на выходе из облачности увидел поезд, идущий в Краснодар с Кавказской. Впрочем — почти не различишь, только в свете фонарей на переезде, да такая же маленькая точка прожекторов локомотива. Выход — и три часа до ближайшего троллейбуса. А такси по стоимости сопоставимо с авиабилетом. Посему и не люблю ночные и утренние рейсы.

Обсудить у себя 9
Комментарии (13)

Лёш, а что за певица LP?

Попса какая-то. У нас афишы по городу висят, и рекламу в троллейбусах и трамваях крутили. По «Европе плюс» тоже вроде крутили — но это в междугородных автобусах водители радио включают.

Это ты когда умудрился в Москву съездить, недавно?)))

В среду.

Леша, а ты на капище Перуна в Москве был? 

 

это где?

Не был.

Какое капище, водку они жрали в гостинице и всё.

Какая водка — мне и минералки не налили.

Суки

Да никому не налили. Собрались, руки пожали, да обратно побежали.

Я и говорю — суки...

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: