Планета змей.

   На корабле царило невесёлое настроение. Белый кот Мурзик, любимчик экипажа, ещё вчера весело носившийся по коридорам, обдиравший пластик обивки, и притиравшийся к ногам за едой, выпрашивая кусочек послаще да побольше, слёг. Что за болячку он мог подцепить на корабле, да ещё и после всех возможных прививок, совсем непонятно, но только лежал он в своей коробке в столовой, откинув пушистый хвост. Третье веко прикрыто, кот ещё мурчал, когда его гладили, и даже ел подносимое мясо, но стоило попытаться взять на руки — издавал громкий стон боли. 

    — Поправится! — бросил капитан. — С чего бы так? -

   Остальные члены экипажа молчали. Все, включая капитана, прекрасно знали, что пушистому другу остались сутки, максимум двое. Но в космосе о таких вещах не говорят. Три года полёта на сверхсветовых скоростях, и завтра корабль достигнет экзопланеты. Наступило волнение, как у студентов, что после сданной контрольной ожидают оценок. И кот занемог совсем некстати, но космос ни у кого не спрашивает. Планета красуется на экранах обзорных камер, радар отсвечивает контуры рельефа, компьютер просчитывает посадочную траекторию. Последняя ночь проходит в тревожном сне — что бы ни случилось, а отдых идёт по железному расписанию. 

   Утром, в период напряжённой подготовке к посадке, экипаж выкроил время проведать кота. Мурзик ещё дышал, но голубой и жёлтый глаза уставились прямо перед собой, зрачки стали круглыми, зубы оскалились, и слюна стекала на подстилку. Кот вздохнул, и два раза издал протяжный, хриплый предсмертный стон. Капитан молча выпрямился.

    — Умирает. И мы все умрём. -

   Экипаж молчал. О таких вещах в космосе говорить запрещено, но хоть нервы и крепче любого алмаза во много раз, а и у них есть предел прочности. И если кто-то не выдерживает, об этом тоже никто не говорит — надо дать возможность товарищу придти в себя, и самому выдержать. И дублирование затем и предусмотрено, и в одиночку кораблём никто не управляет. И ещё много разных «и»...

   Корабль вошёл в плотные слои атмосферы, и иллюминаторы залило яркое пламя. Потом оно постепенно погасло, в серебристом сиянии приближался облачный покров, потом облака, дождевые капли умыли стекло, потом под кораблём расстелилось зелёное море леса. Нос ушёл вверх, корабль погасил скорость, реактивные двигатели посадки дали максимальную тягу, внизу полетели листья и ветки, и стойки плотно сели в грунт. 

   Лес, наподобие джунглей, в каплях обложного дождя, покачивался и шумел снаружи. Радист открыл люк и пошёл первым.

    — Змеи!!! -

    — Стой! Они что-то говорят… -

   Змей, собравшихся к садящемуся кораблю, раскидало и распугало струёй посадочных двигателей. Теперь они, немного более осторожно, спешили встречать гостей.

    — Мы рады приветствовать вас, гости! — перевёл бортинжинер, прислушиваясь к автомату. — Они ждут короля и королеву. -

    Змеи, подняв головы, кланялись гостям. Капитан собрался протянуть руку, потом спохватился и отвесил поклон. Наконец, змеи расползлись, открывая дорогу двум большим, сверкавшим редчайшими узорами, змеям, увенчанным небольшими коронами. Король и королева поклонились гостям.

    — Нас приглашают в зал для почётных гостей. Впрочем, мы будем пировать рядом с залом, в сам зал мы не войдём, — сказал капитан.

    Экипаж потянулся за хозяевами. Электромагнитные автоматы речи вполне справились с задачей, и теперь переводили язык почти полностью. 

    Под раскидистым деревом змеи весьма ловко и спешно складывали из камней большой стол, орудуя хвостами. Впрочем, землянам с этого стола есть можно было только сидя на корточках. Из нор в холме стали столь же спешно выносить яства в плоских блюдах. Когда всё было готово, гости и хозяева разместились за столом.

    — Подумать только! — начал речь змеиный король. — Мы долго готовились к встрече. Когда-нибудь надеялись увидить гостей с других планет. И когда придворные астрономы увидели ваш корабль, мы подготовили дворец. Но ведь не угадаешь всего! -

   Бортинжинер потянул носом.

    — Вы знаете огонь? -

    — Конечно! — ответил ему сосед-змей. — Отведай жаркого. Надеюсь, понравится. -

   Жареные птицы были вполне съедобны, и даже вкусны. Плоды — тоже. Только непривычны. Питьё вполне утоляло жажду.

    — А теперь мы преподнесём друзьям великий подарок дружбы! — провозгласил король, и две крупные чёрные змеи торжественно вынесли на хвостах блюдо, на котором лежал жезл, украшенный сверкающими камнями. — Лучшие ювелиры работали этой ночью, а до того землекопы искали самые крупные камни. Вот вам залог нашей дружбы! -

     Капитан торжественно встал и с поклоном принял жезл. 

      — А всё-таки не очень плохо, что Мурзик помер. Он змей на Земле вокруг всего космодрома свёл. Он бы показал сейчас торжественную встречу… — заметил бортрадист.

    Бортинжинер покачал головой.

    — Кто знает! -

    И вот внесли новые чаши. Змеи взяли их хвостами с особой торжественностью. 

    — Самый целебный напиток у нас! Его пьют только в самых торжественных случаях! За нашу встречу и за нашу дружбу! - 

    Все осушили чаши. Капитан почувствовал внезапную слабость, перед глазами потемнело, и в последний миг он увидел, что и штурман повалился на землю… Змеи всполошились.

    — Лекаря! — распорядился тут же король. И полчаса змеи-лекари возились с землянами, пытаясь вернуть их к жизни. 

    — Кончено! — заключил старший лекарь.

    — Но что же стряслось?! -

    — Мы ведь забыли, что это совершенно другие существа с другой планеты. Что нам безвредно, а то и полезно, для них может быть смертельным. Я ведь даже не знаю, как их лечить — можно и навредить, можно и убить… -

    — Как же так! — сокрушалась королева. — Приняли гостей, подружились… -

    — Объявите недельный траур! — распорядился король. — А как их хоронить? Торжественное погребение у нас происходит в листьях. А у них? На дереве? В реке? -

    — Надо бы обследовать их корабль, — заметил один змей. — Может, что мы сможем дать сигнал на их планету. -

      — А если там кто-нибудь погибнет? Мы ведь не знаем корабля… -

      — Ну, тогда будет хоть по справедливости… -

     Король с сомнением покачал головой.

     На борту корабля змеи нашли кота. Перед смертью он вылез из коробки и дополз до каюты капитана. Теперь он лежал на животе, вытянув вперёд правую переднюю лапу и уткнувшись носом в пол. 

Обсудить у себя 9
Комментарии (11)

Мы все умрем  

Хотелось бы попозже и подостойнее...

Котика за что?

Ничего не поделаешь! Болячка...

Жалко котика

А людей не жалко?

Жалко, всех жалко ( но беспомощных больше)

Иногда человек бывает беспомощней кота.

ЕЕсли не брать в расчёт стариков, детей, больных и инвалидов- то чел существо не беспомощное)

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: