Победа.

   Евпл Евстигнеевич осторожно спустился по лестнице, приоткрыл дверь на улицу. Некоторое время изучал свет от цепочки лиловых фонарей, уходивший вдаль — в одну сторону, потом в другую. Сделал пару осторожных шагов по хрустящей подмёрзшей снежной каше. И пошёл. Куда? Кто ж его знает… Только спасительная дверь подъезда оставалась всё дальше. Почему спасительная? Всегда можно убежать домой и спрятаться. А разве там дом? Нет. И вроде бы даже и не в гостях. И не в командировке. И не гостиница, и не съёмный угол. Но почему-то считается, что путь назад всегда ведёт к отчему порогу. Если он есть. Может, что это была всего лишь остановка в длинном пути. У которого нет начала, и нет конца. Разве это возможно? А у кого ты спрашиваешь...

   Снег похрустывает под ногами, иногда проступает не до конца замёрзшая грязь. На перекрёстках Евпл Евстигнеевич долго смотрит в обе стороны, обдумывая, не свернуть ли. Но там — та же бесконечность лиловых фонарей, насколько хватает взгляда. Пустота. Никого нет. Но должен же быть хоть кто-то?

   Неожиданно, около одного из дворов, резко захрустнел снег под ногами. Шаги приближались. Три невысоких парня в кепках, какой-то серой невнятной одежде, и с ухмылочками на лице. Надо бежать! Куда?? Подальше… Ноги словно к земле приросли.

    — Опа! -

   Парни окружили, вытащили из кармана… Что-то там было… Деньги? Телефон? Часы? А зачем мне всё это здесь? Толку… Хрустящие шаги удалились. Смолкли. На душе противно. Евпл Евстигнеевич от стыда обернулся — не видит ли кто? Здесь же никого нет! А эти?.. Нырнул в подъезд, чтобы никто не увидел, присел у стены, обхватил голову руками. Серый потолок. Облупившиеся стены. Надо идти дальше.

   За дверью яркий солнечный свет хлынул в глаза, заставив сощуриться. Высокая трава на газоне, яркие цветы на клумбе. Тень от деревьев. Жара. Пыль взлетает из-под подошв, только ступи. Улица в обрамлении тополей уходит вдаль. Только плафоны фонарей выступают из листвы. В одну сторону, и в другую. Шаг, два. Спасительная дверь подъезда остаётся всё дальше. Под ногами теперь только асфальт. Горячий, и чуть мягкий. И никого. Те же перекрёстки. Та же необозримая даль. На столике у дороги стоит доска. На ней выложены фигуры. 

   Евпл Евстигнеевич задержался около, пригляделся. Понял, в каком порядке они должны быть. Но вот как разложить? Сто лет головоломок не решал, а до того ли было? Никогда времени не хватает. Ни на что. Натуженно нахмурить лоб, подумать. И махнуть рукой… Не, не то. Слишком сложно. А вроде простейшая задачка, для детей. И нырнуть в подъезд.

   Здесь чисто. Стены выкрашены, потолок выбелен. Всё аккуратно. Можно присесть прямо на пол. Да хоть прилечь! Обхватить голову руками. И этот подъезд — проходной. А другие вообще бывают? Фальшивые, например? Кто знает...

   Открываем дверь, выходим в сырость. Дождь только прошёл, и сейчас вот-вот готов сорваться. Жёлтая листва лежит ковром на газонах. Деревья тянут голые ветви вверх. Ряд голых деревьев и мокрых фонарей. В обе стороны. Новый путь от спасительной двери подъёзда. Да что, мёдом там, что ли, мазано?! А где ещё сидеть у стенки, обхватив голову руками? На улице можно. Прямо здесь. Стыдно… Так ведь никого нет. Нет, а оказывается, что кто-то есть. Перкрёстки — серая даль с чёрными от дождя деревьями, тёмно-серыми столбами фонарей. 

   Звук. Мяуканье. Около тротуара сидит намокший котёнок. Подходит к ногам. Садится и смотрит в глаза. Потом, повизгивая, подбегает щенок. Вертит хвостом, скачет. У собак взгляд другой… Котёнок изгибает спину, шипит. Щенок хочет с ним играть. А под деревом стоит, чуть покачиваясь на лапах, чёрный птенец грача. Из гнезда выпал… Разве тут есть птицы? И что мне с ними делать прикажете? Я же не смогу их таскать с собой. У меня путь тяжёлый. Спроси их, может, согласятся… Что за глупость! Евпл Евстигнеевич шагнул в подъезд. Щенок и котёнок бежали до самой двери, и ещё мгновения были слышны повизгивание и мяуканье...

   На сей раз подъезда не было. Узкий внутренний двор-колодец. На табуретке сидит старик с длинными седыми волосами и сверкающей лысиной. С бородой до пояса. В старом военном френче. 

    — Слабак! Хотя… Себя победить сложнее всего. Ты хоть раз взглянул на небо? -

   Евпл Евстигнеевич недоуменно поднял взгляд вверх. Синева. Ярко-белые кучевые облака. Расходящиеся солнечные лучи из-за тучи. И… Зачем искать правильный путь на перекрёстках? Зачем искать убежище в подъездах? Вот, рядом пожарная лестница. Наверх! Там и убежище, и правильный путь. 

Обсудить у себя 3
Комментарии (6)

М-мда...

Таки что?

никогда не слышал такого имени — Евпл ....

В святцах много интересных имён.

это точно… жаль только что русских мало… всего 2 десятка, а остальное все греческие и другие всякие

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: