Предприниматели.

   Фёдор Евтихиевич очнулся от толчка в бок.

  — Просыпайся! Очередь пропустишь. -

  — Да я ж не выспался! -

  — А кто тут выспался? Только те, что на улице стоят. Ох, и долго же им ещё на улице стоять! С неделю, не меньше. -

  — Одно плохо — нынче диваны мягкие установили. Кондёры. В сон клонит. -

    — Уж нет! Я прекрасно помню, как лет десять назад мы торчали в тёмном коридоре, задыхаясь от жары, а ноги леденели на полу. И холодно, и дышать нечем. Только вот электронная запись ни к чему не привела. Только сейчас стоишь с талончиком. -

    — А вы что регистрируете? -

    — ИП. -

    — Торговать собираетесь? -

    — Какое там! То есть — собираюсь конечно. Я художник, картины пишу. Но в налоговом кодексе прохожу как индивидуальный предприниматель. -

    — Понимаю. Я писатель… — И Фёдор Евтихиевич грустно покачал головой.

    — А я — клоун, — усмехнулся невесело сосед рядом. — Мы тут всей труппой пришли. У нас по налоговому законодательству — фирма. Коллективный договор, всё такое… -

    — А много зарабатываете? -

    — Думаю, не больше вас. На хлеб хватает? -

    — Не всегда. -

    — Вот именно! А вон соседи на том диване — симфонический оркестр. Они пришли раньше, в три утра, теперь балетная труппа на улице дожидает… -

    — Слушай, а кинематографисты приедут? -

    — Да, к вечеру. -

    — С чего?! -

    — Они тут ночь торчать собираются. Мы-то в полночь прибыли. -

    — Стойкие люди… -

    — Мы ничуть не хуже. -

   Вдруг прозвенел молодичный сигнал.

    — Уважаемый клиент номер «АН602»! Просьба пройти к окну выдачи документов. -

   Художник поднялся.

    — Раньше пофамильно окликали. Гражданин Йонишкис, на выдачу! Теперь по номерам… — и исчез за дверью. Спустя пять минут появился с лицом, озарённым лёгкой мученической улыбкой.

    — Всё… Теперь я — художник. -

    — Боюсь, что не художник, а обычный предприниматель. Нет нам своего места в налоговом реестре… — заметил Фёдор Евтихиевич.

    — Что ж, лотошный торгаш, здравствуй! — Клоун изобразил воинское отдание чести. 

    — Да хоть сейчас не можешь ёрничать?! — в сердцах обернулся Йонишкис.

    — Здесь — самое место и время. Мы ведь играем жизнь. Да и намного ли я промазал? Кто ж, кроме тебя, будет торчать на лотке с картинами? -

   Мученическая улыбка сошла с лица художника.

    — Что ж! Тогда всем вам привет, братья-челноки! Что ж нам ещё остаётся?.. -

Обсудить у себя 12
Комментарии (6)

«не продается вдохновенье, но можно рукопись продать»(с)

вообще, скоро самой востребованной профессией будет — потребитель искусства. Ибо, предложение искусства начинает превышать спрос… Или это относится не к искусству, а к ремесленичеству?.. хм..

По поводу искуства согласна, сейчас оно реально стоит не мало

У Пратчета был такой интересный персонаж, который за определённую плату слушал речи философов.

Профессия читателя давно описана у Стругацких.)

Да, перепроизводство  может рано или позно обернуться кризисом.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: