Пятница, 26-е.

   Немолодая женщина в платье до колен медленно шла по тротуару в свете фонарей, неся две полные сумки. Около старого забора на заброшенной стройке, где не было фонарей, на минуту остановилась и осмотрелась. Нет, больше прохожих рядом нет, придётся в одиночку идти через тёмный участок. Женщина пошла, осторожно ступая по растрескавшемуся асфальту. Впереди маяком светил другой фонарь, почти у дома, но до него надо дойти. Во тьме у забора скользнула тень. Жертва хотела крикнуть, но рот плотно прижала рука в перчатке, ноги в туфлях прошуршали по асфальту, всё стихло. 

   В комнате с яркими дневными матовыми лампами под потолком женщину раздели и уложили на стол, притянув ремными за руки и ноги. 

    — Так, — раздался голос. — Поглядите-ка! Живот в растяжках, шрам от операции. Красота! -

    — И грудь, погляди, отвисла. -

    — Илюха! Начинай. -

    — А что набивать будем? Бабочку? -

    — У прошлых уже было. Давай новое. -

    — Дракон устроит? -

    — Всё тебе китаистика. Горыныча рисуй. -

    — Добро. Горыныч на животе, о трёх головах. На груди — богатырь с мечом. На сосках — звёзды. -

    — Так в прошлый раз уже делал звёзды — и на сосках, и на пупке. Фантазию включи! -

    — Ладно, сделаю два костра луковицами. -

    — Делай! -

    — Так, ещё парусник на спину. А то вы мне опять скажете, что крылья были. «Крузенштерн» пойдёт? -

    — Пойдёт! -

    — Так, ещё круговой орнамент на плечи и бёдра. И такой же — на лоб и щёки. А если виски выбрить… -

    — Было! Виски пока не трогай. -

    — Добро! -

   Начался процесс татуажа. 

    — Закончил! — доложил Илья. — Дорофей, твоя очередь. -

    — Хорошо, восемь штанг в пупок в прошлый раз ставил, теперь ставлю кольцо по центру. А вот три штанги под кожу, аккурат дракону в зубы… -

    — Пойдёт! А горыныча не подпортишь? -

    — Дело знаю! В соски по две штанги накрест. В спине — в два ряда. В нос — по кольцу в крылья и в перегородку. Штанги — поглубже, у переносицы… В брови — по два кольца. В губах — три штанги в нижнюю, две в верхнюю. В щёки — по штанге. В язык две вдоль поставлю. В ушах — по кругу кольца, и в раковину по штанге. А вот интимный пирсинг… Так, альбертина, диана и фуршет. Все согласны? -

    — Да, у тебя похожих комбинаций не бывает. -

   Теперь в дело пошли иглы. Когда все украшения заняли места, Дорофей отёр лоб салфеткой.

    — Закончено! Лукерья, вперёд! -

    — Сам ты «Вперёд», солдафон! Я женщина. -

    — Милостивая сударыня! У нас мало времени… -

    — Знаю я, не подгоняй! Волосы синие или зелёные? -

    — Красные! -

    — Может, платиновые? -

    — Красные! -

    — Хорошо! И завить помельче. А ногти выкрашу фиолетовым, и губы, и веки, чтоб в тон. -

    — Идёт! -

    — А волшебное слово? -

    — Милости просим! -

   После того, как парикмахер и визажист отправился мыть руки, начался последний этап экзекуции.

    — Ядзя! Как, пошила? -

    — Ага, как просили. Юбка до половины попы, топик без бретелей, стринги… Хотя на мой вкус пошли б брюки с талией пониже. -

    — Было уже. Мы ж тут не униформу делаем. Одевай! -

   Было уже ясное и позднее утро, когда немолодую женщину выставили из-за забора на том месте, где и похитили. Было людно, и ничто не напоминало о жутковатой ночной темноте. Даже старая стройка выглядела не так мрачно, украсившись зеленью сорняков по всем краям плит, и стайками голубей, хитро поглядывавшими одним глазом вниз, в ожидании крошек и крупы. 

    — Не хнычьте! Всего одна ночь, ничего не сделается. Да и выходной сегодня. Вот вам ваши сумки. -

    — Да… поработали нынче. А вот в соседнем городе коллеги женщинам груди делали с хороший арбуз. А мужчинам — достоинство ниже колена. -

  — Фи, безвкусица! Да и держать людей неделю приходилось. Родные волноваться будут. -

    — Я бы им всё тело забил, по-японски. А можно и ступни, и кисти, и лицо… А если обрить — так и голову. -

    — А сколько времени займёт, подумал? Вон в соседней области ловили пары — пожилые, молодые. Одиноких вместе сводили. И заставляли исполнять супружеский долг, пока ребёнок не появлялся. Потом отпускали. -

    — Год людей держать! С ума сошли. Их и с работы выставят, и жильё отберут, и имущество поделят. -

    — Так их выставляли за пару дней до годичного срока. И какой был облом у наследников! Только праздновать делёж собрались… -

    — Разбойники! А вот что полезно, так жертвы за год отвыкали от сигарет и от спиртного. -

    — Год, один ребёнок… Ну что такое?! Я б десять лет держал! И потом — десять детей. И школьников бы тоже ловил — нечего шляться без дела. -

    — А аттестат как получать? -

    — А они б у меня золотую медаль получили! Одной рукой — пелёнки меняй, второй — интегралы пиши. -

    — Да они б у меня высшее получили! За десять-то лет. -

    — Все на высшее. Они б у меня стали слесарями высшей квалификации… -

    — Хватит фантазировать! Давайте реально оценивать свои возможности. Вон дедушка, бабушка, и внук с внучкой при них. -

    — А четырёх осилим скрутить? -

    — Осилим. Главное — четырёх до ночи обработать у себя. Справимся? -

    — Справимся. Пошли! -

Обсудить у себя 12
Комментарии (20)

татушники рецедивисты ? 

Ещё и пирсеры, парикмахеры, портные...

татушники у них по ходу главные просто

Первые в очереди! Как потом вокруг украшений обкалывать?

Леша! Страшно!!!

Что заставят за десять лет институт заканчивать?

Когда насильно скручивают...

Насильственное добро — не добро.

как. страшно. жить. 

Алексей, не ну...?

Что вижу — о том и пою.

где ты такое видишь, не представляю себе))

На сайтах пирсеров. Дальше — комедии с похищением детей. Сливаем всё вместе — вот и результат.

Очень необычно 

Стараюсь!

Реальные маньяки.

О, да!

Тётку жалко. После такого насилия и суицид может быть.

Выдержит. Наверное...

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: