Скорость.

   Человек проснулся, и глянул на часы. Четыре зелёных нуля. Он тихо вскочил с дивана и стал быстро одеваться, не включая света. Иногда замирал, прислушиваясь — ничего, тишина. Одевшись, человек пробрался в прихожую. Глазок светился в темноте. За дверью — ничего. Тишина, и свет на площадке. 

   Человек тихонько повернул ручку замка, приоткрыл дверь. Потом вышел за порог, нервно вздрогнул, когда щёлкнул язычок. Но ничего не попишешь — распахнутую дверь тоже негоже оставлять. Секунда задержки — лифт или лестница? Если свет отключат — застрянешь, а трос оборвётся? А по лестнице — сейчас каждая секунда дорога. По тихому дому разнёсся грохот шагов. 

   На улице пока светят фонари, но окна домов не горят. Нигде ни души. Возникла мысль о машине, но нет — машина это хорошая мишень. Он и сам, бегущий по улице, тоже мишень, но помельче. Бежать, но медленно, медленно! Иначе задолго до городской черты выдохнешься — и тогда смерть. 

   Медленный ночной бег в свете фонарей… По закоулкам — слишком долго, и ни от чего не спасёт. Есть! Где-то вдалеке, за спиной раздался гул, негромкий, дальний. Потом другой. Фонари погасли, но ничего — ещё горят где-то на параллельных улицах, да и дорожка ровная. Гул догоняет. Уже слышны отдельные короткие удары, потом следует протяжный шум и лязг. Оборачиваться ни к чему — это многоэтажки оседают на землю, исчезая в клубах цементной пыли. От хлопков помельче исчезают частные домики. Нет, не так быстро! Медленно, беги медленно. Человек вспомнил, как однокурсника-спринтера ставили на марафон. Он сразу уходил на круг вперёд, потом выдыхался, его с пыхтеньем догоняли, он к тому времени приходил в себя, и снова отрывался на круг, и так много раз. Хорошо, если провода на дорогу не упадут. Фонари погасли — тока нет. А всё же… Успеть пробежать бензоколонку. И газовую станцию — вот в темноте видно бело-красную цистерну. Грохот почти за спиной. Нет, врёшь, до него с километр. Но по ушам взрывы бьют вполне ощутимо. Последний мост над железной дорогой, вот здесь надо поднажать. Но сил больше нет. Грохот, и мост за спиной рушится, горячая волна обдаёт спину — спасся...

   Человек в изнеможении останавливается на пригорке, а навстречу по трассе летят кавалькады машин, в четыре ряда, с воем сирен и сине-красными отблесками в ночном небе. Надо встать около дороги. Вопрос в мегафон. А что им отвечать? Человека подбирает одна из патрульных машин. 

    — Что там? -

    — Всё, — лаконично отвечает человек. — Там только завалы. И путь в город только через старый переезд. -

    — А из-за чего такая заваруха? -

    — Сторонники Короля борются с противниками Короля. Смешно… -

    — Почему? -

    — Короля изгнали сто сорок лет назад. Никто не помнит, в чём была суть его правления, никто не читал его свода законов. Сейчас есть куча роялистов, и все они грызутся друг с другом — конституционалисты, парламентаристы, дуалисты. А против них всех борются антироялисты. Но сторонников Короля больше не осталось. Все эти сторонники так же далеки от тех идей, как и противники. -

    — Ясно. Но кто-то должен помнить? -

    — Я помню. Кому от этогог легче? Мне? Может быть. Всем остальным? Не думаю. -

   Небо немного посветлела. Пыль на улицах немного осела. Теперь в городе видно горизонт.

Обсудить у себя 10
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: