Странно...

    — И право, как же странно! — удивился поручик Арцыбашев, изучая людей на перроне. — У человека есть один-единственный шанс, а он взял, да и прошёл мимо… -

    — Это вы о чём? — стряхнул дрёму ротмистр Ван-Зее. 

    — А вы вот туда поглядите. Этот молодой человек в штатском прошёл мимо прелестной барышни. Но дело не в ней, а в её тетё, что стоит рядом… -

    — И в чём же секрет этой тёти? -

    — Представьте, никакого! Но вот коли молодой человек обратил внимание на барышню, то и тётя на радостях порекомендовала бы его кому надо — в горный корпус. Безусловно, была бы великая польза человечеству, и молодому человеку и подавно, кабы он стал горным инженером. Но что ж мы видим? Безобразно прошёл мимо, теперь будет прозябать в своей глуши, возможно, поедет в столицу, наследство проматывать. И никто его не помянёт, кроме дальних родичей. И человечеству — урон. -

    — А выто откуда знаете? — встрепенулся ротмистр. Оглянулся на собеседника. Поручика не было. Ни рядом, нигде.

   Осторожно приблизился к генералу, ожидавшему поодаль.

    — Ваш-сокобродь! Разрешите обратиться? Тут рядом со мной поручик сидел… -

    — Да, верно, сидел. Занятный такой… -

    — И потом он ушёл. -

    — Да нет, не ушёл. А… — и генерал запнулся.

    — Что, ваш-сокобродь? -

    — Не, ничего. Почудилось. Ещё он вам на мою крёстную указывал? Недурна собой, верно? -

    — Так-точ, ваш-сокобродь! -

    — Вот что. А в горный корпус не хотите ли? -

    — Я весьма польщён… -

    — Пишите прошение на имя генерал-губернатора. Я уж постараюсь! -

    — Есть! — ротмистр щёлкнул каблуками. — Разрешите идти? -

    — Ступайте… Прошение, не забудьте, прошение!.. -

   Ротмистр почуял, что будто крылья выросли у него за спиной. 

    — Что ж ты, окаянный, наделал?! — снова зазвучал голос поручика.

    — Я?? А что?.. -

    — Беда теперь всем! А главное — тебе. -

    — Что ж мне было делать? -

    — Тебе ж только картины рисовать! Вон тот отчаянный выпивоха, лейтенант, он должен был тебе в Академию художеств аттестат пробить… Благо, его в министерстве помнят — он ещё нашего министра адъютантом был. -

    — Я не могу знать, что мне нужно, а что — нет… -

    — Напротив, прекрасно знаешь. Но ни единого разу к себе не прислушался. Эх, беда с вами… Чистая, брат, беда… -

   Ротмистр уселся на скамью. Что ж делать-то? А, ничего не попишешь! Будь, что будет. Решительно встал. Что там? Прошение на имя генерал-губернатора? Ага, так.

Обсудить у себя 6
Комментарии (9)

В самом деле странно.

Очень!

И здесь только по протекции...

Вся жизнь — протекция...

слушать нужно внутренний голос

А внутренний голос, как в том анекдоте — извини, я ошибся!

в т ом-то и дело… в анекдотах нас учат неверить внутреннему голосу… а на самом деле ему стоит доверять ...

Какой человек — такой у него и внутренний голос.

возможно что и так

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: