Связь.

  Франческо Лоренци оторвал взгляд от пульта, посмотрел в иллюминатор. Ничего. Всё та же тьма. Горный склон скрывает небо и звёзды. Одностороння связь — это хорошо или плохо? Лучше ли было б ему сейчас?

    — Держись! Мы на подходе. Сейчас вытащим. -

   Да вот он не может им ничего сказать, только слушает. А мог бы и ответить, что аварийная посадка произошла в другом районе планеты. Конечно, поймут, найдут. Когда закончится запас кислорода. Иногда и доли секунды решают вопрос жизни и смерти. А сейчас… Вопрос часов. В самом лучшем случае — минут. 

    — Держись! Через пять минут будем. Уже подлетаем к полюсу. -

   Правильно, а Франческо сидит в спасательной капсуле почти у экватора. Разбить бы передатчик. Чтобы точно не включить потом. А ещё — распахнуть люк и вдохнуть ядовитую атмосферу. 

    — Вот тебе и самоубийцы! Побег от смерти через смерть, — И Лоренци захохотал во всё горло. Здесь никто не увидит и не услышит, можно не сдерживать чувств. Здесь нет ни морали, ни нравственности. Ни законов. Нету и другого человека — этакой ходячей совести. Но… Теперь, когда ты абсолютно свободен, и даже почти свободен от жизни, что ты можешь? Ничего. Практически ничего. Абсолютная свобода, что стала абсолютным рабством. Будь впереди ещё немного времени — можно было бы заняться чем-нибудь. Писательством, художеством, научными экспериментами. Если и этого нельзя — размышлениями. А чем он, Франческо, сейчас занимается? Надо дышать неглубоко, и не двигаться — меньше кислорода сожжёшь. 

    — Держись! Мы почти дошли. Где ты, распротак тебя?! -

   Может, начнут и ругать. В надежде, что ярость и гнев придадут новые силы. Но какое сейчас дело Лоренци до ругани и похвалы? Никакого. Он уже вне этих земных и социальных разметок и сигналов. Близкие? Они уже далеко. Нет, не стали чужыми, ненавидимыми… Он их любит, как и прежде, но… Они очень далеко! Франческо и на себя смотрит издалека, через сотни парсеков, через сотни лет. Жена может поклясться ему в вечной любви, сознаться, что никогда не любила, и дети не его. Может, это ложь, чтобы вызвать к жизни, а может, что и правда, но Лоренци уже давно очень далеко. Давно?! Сколько прошло часов с момента аварийной посадки? По бортовым часам — мало, но ведь давно работают другие. Со своим временем. Отсчитывающие секунды вечности...

    — Куда ж ты делся? Ничего, сейчас найдём! -

   Верно! Вы правы. Но только будет поздно. Уже поздно. Выключать приёмник? Открывать люк? Да нет. Франческо уже не здесь. Он очень далеко и от люка, и от приёмника. Смотрит на себя издалека. И удивляется. Нет, удивление — слово сдишком земное. Социальное. Просто ощущение новизны.

Обсудить у себя 8
Комментарии (8)
Комментарий был удален

Надежда умирает последней. А иногда и не умирает.

Комментарий был удален

Должно. На этом свете много чего должно быть.

Комментарий был удален

грустно… улетел Франческо туда, от куда не возвращаются ...

Обычный космос.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: