Топор.

   В некотором царстве, некотором государстве, жил да был царь. И было у него три сына. Состарился царь, да царство своё сыновьям и отдал — старшему стольный град, среднему пограничье, а младшему Ивашке — земли гиблые.

   Ну, гиблая земля, или нет, а раз стал наследником — соизволь порядок навесть. Оседлал Иван-Царевич Гнедка, в дорогу снарядился, да и поехал. Долго ли, коротко ли ехал, а впереди дороги расходятся, да стоит камень, на камне ворон чёрный сидит, да глазом смотрит. На камне том написано — «Налево пойдёшь — назад не воротишься, прямо пойдёшь — коня потеряешь, направо пойдёшь — убит будешь.» Задумался Иван, налево пойти — родители живым схоронят, прямо пойти — Гнедка жаль, а направо — такая уж судьба ратная. И поехал направо.

   Стали по дороге кости конские попадаться, потом и человечьи. И стоит чёрный рыцарь. 

    — Ага, вот и ещё один пожаловал! -

    — Доброго утра тебе, добрый человек! — ответил Иван.

    — А и не добрый я вовсе! Был давно добрым, но надо мной все шутили, да грубое говорили. Сердце моё на части рвалось, и плакал я днями и ночами. Так бы и умер, пока кузнец из-под старой горы не выковал мне железное сердце. С тех пор я убиваю без жалости, и ни шутки, ни мольбы не трогают меня. И никто не может убить меня — железное сердце не возьмёшь. -

   Подивился чуток Иван, выхватил меч, да и срубил рыцарю голову. «Вот штука — сердце доброе, а головой так думать и не научился!» Вернулся Иван, стёр одну надпись с камня. Подумал — всё равно Гнедка жаль, поеду-ка налево.

   Едет он по дороге, и тут стали ему попадаться скелеты в железных кандалах. И стоит белый рыцарь. 

    — Ага, вот и ещё невольник едет! Никуда больше отсюда до смерти не уедешь! -

    — Доброго тебе дня, благоразумный человек! — ответил Иван.

    — А я и не благоразумный! Когда-то шутили надо мной злые шутники, а я не дурак, всё понимал. Плакал ночи напролёт. Так бы и умер, если б не кузнец из-под старой горы — он мне железную голову выковал. Теперь я никаких шуток не понимаю, и никто не может меня одурачить. Многие обманом пытались высвободиться, а не вышло. И никто не может мне срубить голову — я непобедим! -

   Подивился Иван, выхватил меч, да и пронзил рыцарю сердце — упал рыцарь. «Да, в этом краю у всех с головою не лады!» Вернулся Иван к камню, стёр и вторую надпись. А что, так и Гнедка в обиду не дам. Поехал Иван по средней дороге.

   Вот стали кости человечьи попадаться, а потом и конские. Стоит у дороги серый рыцарь. 

    — Ага, вот и всадник пожаловал! Убью твоего коня, назад не вернёшься — от голода и жажды умрёшь! -

    — Доброго тебе вечера, человек добрый и благоразумный! -

    — А я не добрый, и не благоразумный! Смеялись как-то давно надо мной, что я никаких шуток не понимаю. Сколько головы не напрягал, а понять не мог, и всё надо мной издевались. Но кузнец из-под старой горы выковал мне и сердце, и голову. С тех пор я беспощаден, и никто не может меня отговорить. И убить меня нельзя — ни в голову, ни в сердце! -

   Подивился Иван — тут ни меч, ни стрела не поможет. Выхватил мех с водой, плеснул рыцарю на голову.

    — Ай! — крикнул рыцарь, голову обхватил. — Кто это я? Что я тут вообще делаю? -

   Плеснул Иван на сердце рыцарю. Рыцарь за сердце схватился.

    — Ненавидел я кого-то… А за что? И кого? -

   Иван ещё чуть воды добавил, рыцарь у дороги сел, стал что-то мычать под нос. «Чего только не видел, — подумал Иван. — А железных мозгов здесь явно многовато.» Стал Иван думу думать — воды не осталось, назад не воротишься. Значит, надо идти вперёд.

   Ехал он недолго, а показались впереди три источника. Рядом на доске написано — «Из левого ручья выпьешь — замертво свалишься, из правого выпьешь — уснёшь сном крепким, да проспишь вечно, из среднего выпьешь — дорогу назад забудешь.» Призадумался Иван — образование по этой части не то. Лекарское дело знает только по начаткам. «Ладно! — подумал Иван. — Наберу-ка пока такой воды в три меха. А пить обожду. Потом, есди уж воды не добуду, посмотрю, что делать — может, вскипятить, а может, что и травы заварить, так вода и сгодится.»

   Поехал Иван дальше, а на дворе ночь тёмная. Видит — впереди дворец. Открывает ворота дева красоты невиданной, встречает Ивана с поклоном. «У неё что — горло железное? Молчит, что рыба,» — подумал Иван.

    — Доброй ночи, дева добрая! -

   Дева коня привязала, расседлала. Овса насыпала, воды подлила. Потом повела Ивана во дворец, усадила за стол. Ничего, вроде не травленное. Ест-пьёт Иван, а на душе не спокойно — меч да лук у крыльца остались. Только сума дорожная с собой. Взял Иван кости со стола — собакам дать, если по дороге попадутся.

   Повела дева Ивана в опочивальню, Иван на кровать поглядел, подумал, да и бросил кость покрупнее. Перевернулась кровать — только ножи внизу. Сменилась в лице дева, озлилась, выхватила кинжал. Плеснул в неё Иван из меха, а дева и свалилась замертво. Пошёл Иван по дворцу — воды искать. Нашёл только то, что на на столе было, да у коня в кормушке. На один мех хватило. 

    — Так, Гнедок, немного воды есть. А на обратный всё одно не хватит. Значит, опять идти вперёд. -

   Заночевал Иван во дворе, рядом с конём. Утром выехал по дороге. Долго ли, коротко ли ехал Иван, видит — впереди старая гора. У горы кузня. А в кузне — седобородый кузнец.

    — Доброго утра, добрый молодец! Чего попросишь? Нынче все вокруг то сердце себе просят, то голову. Один пропойца себе печень железную заказал — не жалуется. А вот старики — те частенько по мужской части просят, многих дев так погубили. А старухи — те по женской части, и парней губят насмерть. А раз мои-то старик со старухой встретились — такой грохот-перезвон подняли, что в замке все оглохли к утру. Ещё одна старуха горло просила выковать. Одна беда — уши у меня так и не спросила, и кто её слушал, тот умирал или от смеха, или от горя. Проси, чего хочешь. -

    — Ничего мне от тебя не надо, кузнец мастеровитый. Только воды. -

    — Нету у меня воды. Я прикован самою крепкою цепью здесь, чтоб не сбежал. А кто ко мне приходит — тот воду и еду приносит. Тем мне за труд платят. -

    — Вот ты ж беда-огорчение! — ахнул Иван. — Коли так — получай последний мех. А я пойду дальше воду искать. -

    — Дальше — замок властителя. Живым оттуда никто не выходил, так и ты первый до меня добрался. Меч у тебя добрый, щит крепкий, стрелы калёные. А вот в дальней дороге инструмента никакого и нет — так возьми топор и гвозди, сгодятся. -

   Поклонился Иван, да поехал дальше. Под вечер подъехал к замку. Ворота сами открылись. Проехал Иван, затворились ворота наглухо, как были. Слез с коня Иван, пошёл в замок. Двери сами собой открываются, и потом закрываются. Дошёл так Иван до большой залы, а там на троне сидит сам властитель этих земель, а сбоку сидит огромный змей, дым с ноздрей пускает. 

    — Лихой ты человек, коли сюда живым пришёл! — расхохотался властитель. — Однако ж, живым отсюда тебе точно не выйти… -

   Дохнул змей жаром на Ивана. Иван мех выхватил, да и плеснул — змей зашипел, зевнул, да уснул.

    — Ах ты, злодей! — крикнул властитель, выхватил алмазный меч. И на него плеснул Иван, властитель меч выронил, задумался.

    — А кто это я? И что я тут делаю? -

   Выхватил Иван свой меч, срубил голову властелину, а потом и змею. Пошёл Иван воду искать. Слышит — из-за большой дубовой двери плачет кто-то. Взял Иван топор, ударил пару раз.

    — Так с этими рыцарями точно отупеешь! -

   Заложил лезвие топора под верхние петли, поднатужился — слетела петля. Потом сорвал среднюю петлю, потом — нижнюю. Рухнула дверь. Видит Иван — комната, столы, стулья, а наверху под потолком — каморка. В каморке девица плачет. Как добраться? Потрогал стену — тоже дерево. Разломал топором Иван стол на плашки, стал обухом к стене прибивать. Лезть неудобно, того и гляди — свалишься. Но добрался-таки Иван до верха. 

    — Ты не плачь, только за шею меня обхвати покрепче. -

   Сбросил Иван топор вниз, стал спускаться с девицей. Забрал алмазный меч. Тут девица прибегает с мехами, полными воды.

    — Вот спасибо! Чуть не забыл во всей кутерьме… Впереди-то вода только заколдованная, в трёх ручьях. -

    — И немудрено, — ответила дева. — В правом ручье медовуха незрелая, в левом — старая, а в среднем — нечищенная. -

   Посадил Иван девицу впереди себя, поехал к кузне. Разрубил алмазным мечом цепь. Кузнец тоже с ними попросился. Гнедок фыркает, но троих везёт. Добрались они до старых костей. А их уже ждёть серый рыцарь.

    — Ага, раз ты меня провёл! Но второй раз — не выйдет. Спасибо ворону, что маслёнку принёс… -

   Иван ссадил девицу и кузнеца, подъехал к рыцарю, да и сразил его алмазным мечом в сердце, и голову срубил. «Так и не поумнел!» — подивился Иван.

   Поехал Иван со спутниками дальше. Увидел старый камень на распутье, на камне ворон. Прицелился Иван из лука, сразил ворона. Подъехали к камню. Ворон голову приподнял, и говорит: 

    — Ну, ты, Иван, и дурак! Властитель бы тебя золотом осыпал. С ним уж можно было б договориться. А теперь в этих краях порядка никакого не будет. Тебе же беда. -

    — Я и то знаю, — ответил Иван. — Что от зла добра не бывает. Да и речей врага слушаться не стоит. -

   И стёр последнюю надпись с камня. Приехали они к царю-батюшке. Кузнец при дворце работать остался. А Иван с девицей под венец пошли. И поженились они, и жили долго и счастливо.

Обсудить у себя 10
Комментарии (5)

Ну Леха и квест у тебя получился! Забавный! Детишкам можно рассказывать, ну за исключением одного места, где кузнец про свое мастерство рассказывал

А кузнеца то Ваня прихватил, на старость видно… ох и хитер Ванька 

  Ну, ещё про заколдованные ручьи не очень.

Читать было интересно по крайней мере 

Здорово получилось, прямо как сказка

 Так это и есть сказка.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: