У костра.

  Старый пёс Шарик поглядел на звёзды и торжественно изрёк.

  — Синий час окончен! Наступают навигационные сумерки. -

  Звери по большей части никак не отреагировали. Уже привыкли к познаниям Шарика. И к тому, что он их озвучивает.

  — Эх, хорошо бы научиться костёр разводить! — вздохнул ангорский кот Фунтик, глядя на догорающие угли.

  — Хотя бы огонь поддерживать… — покачала головой бульдожиха Чапа.

  — Слушай… — вздохнул Фунтик, обращаясь к старому коту Василию. — Ты же ветеран. Расскажи? -

    — Ничего интересного, — Василий смотрел прямо перед собой, в костёр. — Рос я на Урале. А во время войны был отмобилизован, погружен в поезд, и отправился на запад. Нас вагонами свозили. Ближе к фронту состав под бомбёжку попал. Вагон позади нас разнесло в щепы, а всех котов, кто там был, превратило в кашу. А мы продолжили путь. У самого фронта даже пули прошивали вагон, не говоря об осколках снарядов. Ехали ночью. Прибыли в прифронтовой город. Туда только пошли составы с хлебом, а до того — голод. Всех котов и собак съели. Теперь надо было уничтожать крыс и мышей. По молодости я и крупных крыс бил, они одни разжирели и раплодились. Часть котов командировали в музей, картины охранять, а я попал на элеватор. За два месяца очистили территорию. -

    — А потом? -

    — Фронт дальше пошёл. Обстрелы прекратились. Даже налёты. А что в тылу сидеть? Я попросился к морякам. На кораблях тоже проблемы с крысами были, особенно в провизионках. Ходил в походы на крейсере, на катерах ходил. Потом пошёл к подводникам. Работы хватало. Раз катер на мину сел, пришлось выплывать к своим. С соседнего катера подобрали. -

  — Вот это служба! А страшно было? -

  — Всяко было. Насмотрелся на всю жизнь… -

  Васька умолк. Фунтик повёл головой, потом повернулся к старому спаниэлю Рою. 

  — А ведь и ты ветеран? -

  — Да, — неохотно заметил Рой. — Василий умолчал о многом. Я ехал из Туркестана, по морю, по рекам, на корабле. С крысами коты еле управлялись — великоваты. Тогда мобилизовали нас. Я служил на овощных складах. Один старый пёс научил меня взрывчатку находить. Я потом неразорвавшиеся снаряды и бомбы указывал. Меня и взяли в войска, на запад ушёл. Впрочем, и в окопах крыс хватало. Один раз шпиона нашёл. Облаешь — не поверят. Я его всё за штанину тягал, аккуратно. Бойцы думали — может, гранату припрятал, ан нет — стали проверять, так выяснили. Воняло от него, как от пленных. С пехотой до моря дошёл. -

  — Интересно, — спросила Чапа. — А что ж сейчас? -

  — Мир с ума сходит, — вздохнул Шарик. — На нас охотятся, что на крыс. -

  — А сейчас в моём городе от них уже житья нет, — удивился Фунтик. — А что дальше будет, как всех нас перебьют? -

  — Голода нет, — заметил Васька. — Вот с жиру и бесятся. И людям хватает, и крысам. А нас боятся. -

    — Голод будет — позовут, — Рой поглядел на звёзды. — Говорят, диким зверям тоже тяжко. Совы, так ранбше им почёт был, поля от грызунов охраняли. Так нынче почти всех выбили. -

    — И воробьёв, — ответил Васька. — Они саранчу, и прочих насекомых уничтожали. А теперь вроде как ни химию надеются. -

    — Навигационные сумерки окончены. Наступили астрономические, — изрёк Шарик.

   Костёр почти погас. Только земля ещё хранит тепло. Звери собираются кучей вокруг гаснущих угольков.

    — А здесь нас не застрелят? — осведомился Фунтик.

    — Кто его знает, — проворчала Чапа. — Сейчас наш путь — подальше от города. И вообще — подальше от жилья. В этих местах ждут люди с ружьями и капканами. -

   Звери сбиваются в кучу, засыпают. Только Шарик следит за небом — когда наступит полная ночь. А там и до утренних сумерек недалеко.

Обсудить у себя 7
Комментарии (8)

Леш, этот рассказ ты написал под впечатлением от вчерашней встречи с ветеранами, да?

Может быть. Хотя у меня эта мысль давно вертелась.

нельзя им было кострик разводить… по костру на их след люди выйдут

Так разводили не они.

так вот оно как!

Они человеческий незатушенный костёр нашли.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: