Учитель.

   Выпускной подошёл к концу, и выпускники отправились в ночь, чтобы встретить рассвет. Очередной этап жизни подошёл к концу, и на горизонте уже обозначились новые этапы. Кому-то вступительные в институт, кому-то — в военное училище, кому — работа. Не за горами новая жизнь, новые лица однокурсников, сослуживцев, коллег, и редкие встречи с теми, кто ещё вчера был в рядах одноклассников, кого видел каждый день. Но — всему есть свой срок!

   Старый седой учитель вышел на школьный двор. Он уже сороковой раз провожал в новую жизнь своих подопечных. Первые были ненамного младше его самого, а эти — были ненамного младше внуков. Менялась жизнь, в школу приходили совершенно другие дети. Но что-то общее у них оставалось. 

   Но годы берут своё. Теперь сидеть до ночи за столом, покрытым бархатом, очень тяжело. Однако ж, есть такое слово — надо. И как сорок лет назад, и год назад, седой учитель обходит кругом школу и стадион, поскольку кое-кто из выпускников на радостях прикладывался к бутылке, и падал где-нибудь на заднем дворе. Хотя ответ за них теперь держать не учителям, и не директору, порядок соблюсти необходимо.

   И вот на скамейке у турников застыла чья-то фигурка. Донёсся негромкий плач. В первый раз за сорок лет учитель удивился. Он подошёл к плачущей фигуре.

    — Карина, не надо плакать! -

   Карина отняла ладони от покрасневшего лица.

    — Я не хочу уходить из школы! Мне ничего не нужно — ни института, ничего… Я хочу остаться в школе навсегда! -

   Вот так задачка! Многие выпускники ностальгируют, вспоминают все классы — с первого по одиннадцатый, кто-то просто боится новой жизни. Кто-то боится конкретных вещей — не сдать экзамен, не поступить, не устроиться на работу, о которой мечтал. Но новая жизнь, хоть и вызывает печаль по старой, и пугает неизвестностью, но это всегда радость. А здесь...

    — Видишь ли, можно было бы остаться на второй и третий год в каждом классе. Но рано ли, поздно ли, а из школы тебя с волчьим билетом выставят. Были на моей памяти такие уникумы. Ты так хочешь? -

    — Нет, я так не хочу, — Карина смотрела на учителя полными слёз глазами. — Я бы хотела пойти в двенадцатый класс. Потом — в тринадцатый. И так — до бесконечности… -

    — Ну, бесконечность — понятие в нашем мире очень относительное. Сначала ты повзрослеешь, потом постареешь, как и я. Потом нас ждёт старое кладбище за городским парком. -

    — Что вы такое говорите! -

    — Мне все так говорят. Все боятся смерти, но глупо бояться неизбежного. Можно пытаться забыть о ней, но она от этого мимо тебя не пройдёт. Ты ведь уже достаточно взрослая, чтобы говорить об этом. Впрочем, кое в чём я тебе помогу. Ты можешь приходить на мои уроки. Я буду представлять тебя практиканткой, или проверяющей. Ты будешь сидеть на задней парте и записывать в тетрадку задания. Идёт? Но только сначала достань аттестат из мусорного ведра. -

    — Откуда вы знаете?! -

    — Опыт, Карина, опыт. -

    — Хорошо. -

   Выпускница встала и помчалась к школе. «Молодёжь! Прыти много, и никуда от этого не деться,» — подумалось учителю. И он вспомнил своего первого наставника, седого ветерана, рассказавшего историю из своей практики. Был один двоечник, что мечтал учиться в школе всегда, и собирался оставться на второй и третий год. Ветеран предупредил, что в школе он всё равно не останется, и разрешил приходить на занятия. Двоечник подтянул учёбу, перешёл в хорошисты, и после выпуска приходил десять лет. Потом взмолился — отпустите, надоело, как горька редька! 

   Из школы показалась Карина. Она подошла к учителю с аттестатом в руках.

    — Знаете, я передумала. Я не буду ходить в школу. Ну что мне теперь здесь делать? -

    — Правильно. Всё в этом мире заканчивается, и этому надо радоваться. Вечно учиться в школе — с ума от скуки сойдёшь. Придёт время и институт закончить, и с работы уйти. Я, кстати, тоже ухожу. Пора. -

    — Ой, ну вы-то зачем? — Карина снова скуксилась.

    — Я же тебе говорю — всему своё время! Я уже стар, на пенсию пора — правнуков нянчить. Думаешь, и мне уходить хочется? Нет. Но — пора. -

   Карина всхлипнула, глядя полными слёз глазами.

    — Не надо плакать! И не надо бороться с неизбежным. Нужно уметь это принять. Все мы уходим, но уходить можно по-разному. Кто-то уходит из школы с аттестатом, а кто и без. Кто-то заканчивает институт с дипломом, а кого-то отчисляют. Кто-то уходит с работы заслуженным тружеником, а кого-то выставляют. Не нам определять сроки, они от нас не зависят. Но только от нас зависит, с чем придём к тому сроку. Пойдём. -

    Около школьных ворот стоял дед Карины в синей парадной форме, и смотрел в небо. 

    — Что, опять летаешь, летун? — спросил учитель.

    — Да. Есть такое… -

    — Ну, ничего. С завтрего и я буду на школу так же смотреть. -

    — Ты чего, Дмитрий Пахомович?! -

    — Ничего. Всему своё время. Будем в дворе в шахматы резаться. -

    — Ой, дела! Оставайся лучше… А ты чего, девица?! -

   Карина ткнулась лицом в дедову шею и заплакала снова.

    — Ничего, Виталий Сергеевич, пройдёт у неё. Всё проходит, и очень быстро. -

Обсудить у себя 10
Комментарии (6)

Чувствительная натура у тебя Леша описана  Сейчас такие редко попадаются… или это снова зарисовка с МП?  Или новый год?

 

 

Нет, это философские размышления и аллегории.

Замечательный рассказ!! ! 

Леша, очень понравилось!

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: