Упорство.

  — Так, — заметил Луиджи. — Значит, собираешься переждать ледоход здесь? Вернее, погибнуть? -

    — Пока жив — умирать рано, — отрезал Франц.

    — Но можешь объяснить — во имя чего? Датчики и камеры снимут информацию лучше нас. -

    — Много чего. Во-первых, ни одна камера не передаст того, что видит глаз. В-вторых, аппаратура может отказать. В-третьих, есть такая мечта — увидеть ледоход вблизи, схватиться со стихией. -

   Франц солгал. Ни одна из этих причин не была веской. Было что-то ещё… Что? Он не мог это объяснить. Он должен быть здесь. И точка. 

    — Почему ты не уходишь, Луиджи? -

    — А что мне потом скажут? И как я буду людям в глаза смотреть? И может, тебе моя помощь пригодится. -

   И Луиджи лгал. Он тоже остаётся здесь неизвестно зачем. А как он ругал Франца, и собирался спутника ударить по голове и утащить подальше. Потому, что знал — одного здесь не оставит. Почему? Потому.

   Лёд медленно напирал на берег. Из-под кромки били струи воды, сначала чистейшей талой, потом грязной и мутной. Льдина наползла на берег, сгребла землю. Потом на неё напёрла вторая. А из излучины надвинулись новые, тронувшиеся в путь...

Обсудить у себя 12
Комментарии (8)

Или упрямство?

Это и не упорство и не упрямство. Это то, что внутри нас, не отпускает, когда можно уйти.

Думаю, что да.

Нет, не оно. Это отнюдь не желание остаться, когда другие убегают.

Необъяснимая смелость.

Даже и не смелость.

А что тогда?

Сложно сказать… Упорство? Вот сделаю так — и всё тут.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: