Условия.

   Исследовательский корабль «Герман Титов» изменил курс, обнаружив планету, напоминающую планету Земля. Уже несколько столетий корабли аккуратно прочёсывали туманности и звёздные скопления, открыли уйму всевозможных объектов, а вот похожей землеподобных планет так никто и не находил. В рубке, несмотря на рабочую обстановку, чувствовалось напряжение. Никто не высказывал вслух мысли, что сейчас — возможно! — будет установлен контакт с внеземной цивилизацией. Неизвестность — такая жгучая штука... 

   Впрочем, ведь никто никому ничего не обещал, и сама по себе подобная планета — это великая удача, и даже наличие простейших организмов — почти фантастика. Но пока корабль притормозил, аккуратно обходя жёлтый карлик, пока безымянный, завис на высокой орбите, обнаружив рядом вполне похожую Луну. Командир волнуется — вес корабля может сказаться на состоянии планеты, и весьма пагубно. Пока же расчёты ничего плохого не показывают. Пока...

   Ночь экипаж проводит в томительном ожидании, автоматические зонды покидают шлюзы — теперь они будут работать на низких орбитах, в атмосфере, на поверхности. Утро и завтрак проходят в напряжённой сосредоточенности. Вахтенные кое-что уже знают, и даже многим поведали, несмотря на приказ командира — всем спать, утром на совещании всё будет доложено.

    — Внимание! Доклад операторов. -

    Наступает тишина. 

    — На планете обнаружена биологическая жизнь, в основном идентичная земной… Следов разумной деятельности пока не обнаружено. -

   Вот она, почти фантастика! Что ещё желать? И так повезло, как никому больше! И всё-таки...

    Необычное быстро становится рутиной. Корабль продолжает описывать круги вокруг планеты. Все зонды постоянно обследуют, изучают, передают данные. В центральной лаборатории над полом красуется голографический глобус новой планеты. Белых пятен на нём становится всё меньше. 

    — Поглядите! — замечает штурман. — Есть леса, степи, моря. Есть звери, птицы, рыбы. А людей нет. -

    — С чего бы им быть? — ворчит биолог. — Жизнь — штука такая, нашим приказам и хотениям не подчиняется. Обнаружил, зафиксировал, описал. А свои хотелки при себе оставь. -

    — А как же биологические законы? -

    — Много же ты их знаешь! Мы вообще ничего не знаем. -

    — Это уже философия. -

    — Это лишь особенность нашего мозга. Просто признай, и живи с этим дальше! -

    — А всё-таки… — начал связист. — Мы ведь самые благодатные области обследуем. Поглядите на состав воздуха, продукты питания. Хоть сейчас высаживайся, да живи! -

    — А микробы тебя как, кушать не будут? С хлебом-солью встретят? Я б на их месте точно встретил — такая туша приехала на обед! Впрочем, они с нами и без формальностей расправятся. -

    — А иммунитет? -

    — До того дожить надо. -

   И штурман со связистом удаляются из лаборатории.

   А через неделю корабль опять приходит в тихое возбуждение — в самых высоких широтах, в полосе вечного льда, обнаруживаются постройки. 

    — Почему в самых тяжёлых условиях на этой планете кто-то обитал, а в более мягком климате — нет? — удивляется связист. 

    — Так ты сам посуди, — отвечает штурман. — В том климате растения сделали своё дело. А в тяжёлом климате любые строения продержатся дольше. Впрочем, нам повезло — ещё немного, и ветер с морозом сделали бы своё дело. -

   А биолог помалкивал. На одном из участков карты он размечивает находки.

    — В этих зонах повышенное содержание окислов металла в почве. Чуть-чуть, и мы бы и этого не увидели… -

   На карте вспыхивают точки.

    — Железная дорога! — ахнул связист. — А вот это… Застройка? Городские улицы… Верно! -

   Биолог помалкивает. Теперь ещё нужно отыскать могилы человекоподобных, произвести раскопки. Оператор готов отвезти образцы на корабль, тут много чего найдено. А как не терпится сойти на планету! Хоть живых давно нет. А вдруг?! Разве всё, что было до этого, не есть тот самый «вдруг»?? Обстановка рабочая, а напряжение не спадает. Спустя две недели объявлено общее собрание. Что теперь?

    — Докладывает биолог, — негромко говорит командир.

    — Найденные следы разумной деятельности группируются в зонах, наименее благоприятных для проживания — в зоне вечной мерзлоты, на высокогорье, в пустынных областях. Это связано с малой биологической активностью флоры и фауны. Отчасти, — биолог делает паузу, обводя глазами напряжённые лица экипажа. — В этих областях и на самом деле были последние очаги разумной жизни на планете. Всему виной — вирус, против которого не нашли лекарства. Так вот, в наиболее тяжёлых природных условиях вирус имел наименьшую активность. В некоторых случаях сообщества вымерли и без его участия — всё-таки людей там оказалось маловато… -

   Все замерли. Вот и прозвучало — «люди»... 

    — Поэтому завтра стартуем на Землю, — взял слово командир. — Все зонды и образцы остаются на планете. -

   Обидно! Но ведь командир прав… И — разве не повезло им так, как не везло никому до этого, и, вероятно, никому после?

Обсудить у себя 8
Комментарии (4)

пишут что наша солнечная система — искусственное создание… и что систем подобных нашей очень немного ...

Наш мир вообще искусственное создание.

пожалуй что да… не может из большого космического взрыва образоваться нечто вроде таких систем как наша… как не может в результате взрыва случайно собраться танк АРМАТА… увы

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: