В интересах революции.

   Стайлз Морган налил коньяку в стакан, осушил залпом. Редко когда можно побыть самим собой — надо пользоваться моментом.

  — Какой кровавый закат… — с лёгкой дрожью в голосе произнёс Том Мак-Доналд.

  — Кому закат, а кому и рассвет, — буднично заметил Морган. — Кому осень, а кому и весна. В поединке всегда есть победитель и проигравший. Так постарайтесь стать спортивным судьёй. Над схваткой, так сказать. Кто бы ни победил — а судьба кубка в твоих руках. -

   — Интересно спросить, а в чьих руках сейчас наша судьба? -

  — Ха! Вот это вопросик!.. В наших, дорогой мой, в наших. -

  — Сомнительно… Вам известно, что повстанцы взяли столичные казармы? И что солдаты присягнули на верность революции? -

  — Да, это мне известно. -

  — И… На что же нам теперь надеятся? -

  — На себя. -

  — Боюсь, что это мы в их руках. -

  Какой же ты дурак, Том! Будь поумнее — наверняка бы выжил. Правильно говорят — сила есть, ума не надо. А вот когда ты бессилен… О, вот тогда мозги работают правильно! Но не у всех. И потом… Как там у французов? Лучший экспромт — заранее подготовленный экспромт. Знал бы, где упал, там бы и соломки подстелил. А надо знать, где упадёшь. На то тебе и ум. Что тебе закат, и что тебе рассвет, если ты — солнце? Так будь им! Всегда в зените. Всегда самый долгий день. Это у тех, на Земле, то ночь, то зима, то подошва оторвалась, а до дому — пять километров топать.

  — Повстанцы ворвались в ворота резиденции. Прощайте, господин канцлер! -

  — Том, я вижу, вы себя до смерти похоронили. Рано, рано! -

   — Уже поздно… -

  Впрочем, ведь должен кто-то умереть, верно? Я его в самом деле в последний раз вижу. И Стайлз Морган, он ведь тоже умрёт, верно, а? И когда сюда ворвутся мятежники, то проклятый бургомистр успеет сбежать по подземному тоннелю, чтобы погибнуть во время бегства, и его обезображенный труп покажут по всем каналам. А из подземной тюрьмы торжественно освободят вожака мятежников, Иеронима Зальда. И он воцарится в этой резиденции, и будет править справедливо, в интересах народа. Сколько я уже пережил смен имени? Пять. Пять смертей, а из подвалов резиденции выходил новый, справедливый борец, и мудрый правитель. Года три назад из этих подвалов меня вынесли на руках, и посадили в это кресло под именем Стайлза Моргана...

   — Что-то пошло не так… -

   — Что? Неужто повстанцы встали на колени и челом бьют? -

   — Простите… Это я так. -

   — О чём-то вы призадумались, Том… -

   — А я и не Том вовсе. Сначала вы меня знали под именем Филипа Вандера. И занимал я тогда пост начальника охраны… -

   — Стоп. Так это вы пять лет назад не погибли? -

   — А что я, дурак что ли? Помирать за вашу шкуру… У меня и своя есть, благодарю покорно. -

   — Так вы выходите из подземной тюрьмы?.. -

   — Нет. Её оставьте себе. Я обычно успеваю присоединиться к штурмующим, и подвоха никто не замечает. -

   — А легенда? -

   — Я ведь всегда играю роль человека из низов, поднятого на высшие ступени революцией… -

   — Ясно. И мой секрет вам давно известен. -

   — Простите, он даже нашим сторожевым собакам известен. Впрочем, зверя не обманешь, в отличие от людей. Нюх острее. Да и интриг они не плетут. Следовательно, не могут запутаться в своих же хитросплетениях. -

   Так-так. Значит, пора что-то придумать поновее. Впредь наука — дважды пролетевший по одному маршруту неизбежно будет сбит. А как всё хорошо начиналось! Не можешь предотвратить революцию — возглавь её. Пусть народ стравит пар. И все довольны, и ты на месте.

   Стайлз Морган спустился в свои катакомбы, одетый в заготовленные лохматья, в кровавом гриме — и каменное сердце дрогнет. Отныне он — Иероним Зальд. Мученик режима, и несломленный борец. А потом… Потом надо будет что-то новое придумать.

   — Где он?! -

   — Здесь! -

   Люди зашумели у решётки. Кто-то принёс ключи.

   — Крепко спрятался, проклятый… -

   Что-то пошло не так...

   — Иероним Зальд, брат, что нам делать с Морганом? -

   — Предать смерти! -

   А это ещё кто? Моргана выдернули, поволокли наверх.

   — Здравствуй, брат… -

   — Здравствуй, Том. Кажется, что-то пошло не так. -

   — Пришёл другой Иероним Зальд. Мало ли у них этих Зальдов? -

   Последнее рукопожатие. Вот и наш эшафот.

   — Хотел бы умереть под своим именем. -

   — И я… Но я уже не помню… -

   — А я помню. Но не помнит никто. Жаль… — и Стайлз Морган гордо выпрямился, глядя на стволы винтовок. Потом резко махнул рукой.

    — Огонь!!! -

   Начальник караула ахнуть не успел, как солдаты по привычке спустили курки.

   Кое в чём я вас всё-таки переиграл и в этот раз…

Обсудить у себя 5
Комментарии (2)

понравилось

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: