В своё время.

    — Ах, ты ж, скотина! Тварь… — прошипел Георгий, и со всего маху ударил кулаком в блок аппаратуры. Боли почти не почувствовал. Лампы продолжали слепо глядеть с пультов, не подавая признаков жизни. Георгий лёг лбом на пульт и смолк, не шевелясь. 

   Корабль торчит неизвестно где, и уходить отсюда непонятно как. Вернее, понятно — надо лишь оживить реактор. Для этого следует пустить ток на силовые обмотки, дать зажигание. Аккумулятора не хватит, нужно пустить вспомогательный реактор. Нужно, нужно, нужно… Гнева не осталось, только усталость. Корабль молчит, вспомогательный реактор долго жить приказывал. Надоело. Устал. Устал... 

    — Что пригорюнился, Жорик? -

    — Вася, не зли меня. Ох, не зли… -

    — Да что ты, в самом деле? — бортинжинер удивлённо посмотрел на штурмана.

    — Застряли мы тут… Насовсем. -

    — С какой радости? — и бортинжинер снова включил АЗС, лампы ожили, мигнули. 

    — Нет, это уж мне говорить — с какой радости?.. — протянул штурман. — Аккумулятор ещё при посадке разбит. Вспомогательная молчит. Что за чудеса? -

    — Ты чего, Жорик? — ещё более удивился Василий. Взгляд Георгию совсем не понравился. Но… Корабль-то ожил! На экране индикатора пошла расти мощность основной установки. И вот — дрожь по корпусу, ландшафт в панораме качнулся, пошёл вниз. Старт!

    — Я не понял — что же случилось? Мы не должны были улететь! -

   Вася молчит. А в голове штурмана вихрем несутся мысли. За курс домой отвечает он. Но что показывают визиры? Они с ума сошли. Кажется. В космосе такого не бывает. Так летать невозможно… Потом вспомнил. Робот-транформер. Которого оставил на Земле. Ещё пошутил, что мечты сбываются слишком поздно. Лет десять назад такая игрушка быле мечтой. А теперь… Думай, голова, думай. Пошутил о том, что лелеемый набор слесарных инструментов удасться добыть только в гробу. Или в инвалидном кресле, когда руки и ложки держать не смогут. А собирался на пенсии столяркой заняться. Для души...

    — Робот… — негромко произнёс Георгий.

    — Теперь понял, Жорик? — усмехнулся Василий. Что это? Приборы по-прежнему молчат. Вот и он, штурман, лежащий лицом в пульте. А бортинижинер… Давно у себя в каюте, вместе с капитаном, куда их сам Георгий и отнёс. А корабль стоит на месте. Только рядом спасатели. Заходят внутрь, трогают… Меня? Тело, что лежит за пультом. 

    — Только умер. Слишком поздно… -

Обсудить у себя 7
Комментарии (4)

а… они все давно умерли, и им все происходящее грезится?

 

Недавно, но умерли.

У тебя в последнее время рассказы в одном русле текут.

В каком же?

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: