Виновник.

  Николай Пушкарёв осторожно поглядел на небо, будто ожидал увидеть пикирующий бомбардировщик. И это при том, что нынешние авиационные ракеты ты не успеешь ни увидеть, ни услышать, но — генетическая память. С ней трудно справиться. Роберт Мак-Брайен осторожно последовал за старшим коллегой. Чистый подъезд, вот только лифт староват. Девятый этаж. Обитая кожзаменителем дверь квартиры, откуда доносятся детские крикии смех, звон посуды, чей-то взрослый говор. Кнопка звонка. Ничего необычного, привычная работа. Но задание нынче сложное… Дверь открывается на цепочке, выглядывает лицо в очках — «Хвала Господу, никого просить позвать не нужно!»

    — Простите, вам что-то нужно? -

    — Николай Пушкарёв, министерство просвещения. Вы Йорг Карлсен? -

    — Да, чем могу быть полезен? -

   Цепочка снимается, но внутрь не приглашают. С учётом жилищных проблем — вполне простительно.

    — Это вы разработали квантовый суперкомпьютер? -

    — Нет, что вы! Я ведь только вывел формулу чистоты фаз… Шесть лет назад. И забыл думать о ней. -

    — А когда суперкомпьютер появился? -

    — Когда ко мне пришёл ректор института поздравить со столь удачным открытием, я чуть со стула не упал. С какой радости… Нет, я не знал об этом. -

    — Всего доброго! -

    — Удачи! -

   Теперь спутники направились вниз по лестнице, особо не доверяя лифту. Следующим пунктом оказался домик в частном секторе. Полуразвалившийся, с перекошенной крышей.

    — Хозяин! -

   Тишина. Роберт решительно толкнул калитку, вошёл во двор. Постучал в дверь. Дверь отворилась.

    — Прошу, проходите. -

   Хозяин без очков, крепкий детина. Внутри маленькой комнатки книг до потолка, в уголке — раскладушка да журнальный столик. Посетители с трудом уселись на скрипящее ложе рядом с хозяином.

    — Николай Пушкарёв, министерство просвещения. Это вы разработали квантовый суперкомпьютер? -

    — Очень приятно, Альберт Сатпаров. Нет, я не разрабатывал этой машины. Три года назад я набросал принципиальную схему… -

    — На основе формулы? -

    — Много расчётов было. А формулы — так начиная с Ньютона. -

    — А потом вам сказали?.. -

    — Мне никто ничего такого не говорил. Я и сам догадался. -

    — Хорошо. Всего доброго! -

    — До свидания! -

   Пушкарёв и Мак-Брайен молча подошли к машине, забрались, закрыли двери.

    — Этак мы ни до чего не докопаемся. -

    — Есть варианты? -

   Снова молчание. Заворчал двигатель, щёлкнула передача, — видимо, сцепление ведёт. Теперь — в промзону. Бывший завод, в бывшей подсобке — дверь со звонком. Щелчок, дверь открылась. 

    — Милости просим! Вам кого нужно? -

    — Кима. -

    — Сейчас. Механик! -

    — Да, я здесь. -

   Обстановка неплохая. Диван у стены, старый калорифер. 

    — Николай Пушкарёв, министерство просвещения. -

    — Бросьте! Вы если уж на каких бюрократов и похожи, так только из полиции. -

    — Увы! Мы точно не из полиции. Да и работали бы немножко по-другому. -

    — Благодарю покорно! Вас заинтересовал квантовый суперкомпьютер, и кто виноват в заварившейся каше? -

    — Вы на удивление проницательны… -

    — Тут надо идиотом быть, чтоб не догадаться. Да, год назад я монтировал схему. В мире вообще человек сто могут с такой точностью зеркала ставить. Референт схему принёс, я ему на заводе материалы заказал… -

    — А референт, он знал? -

    — Что вы! Рассыльный. Бегает от кабинета к кабинету с бумажками. Даже грузчики, те больше знают. Что и с какого завода привезли, в какую лабораторию доставили. Дурак не догадается. Но их дело — доставить, а не лезть куда не надо. -

    — Очень приятно. Спасибо, благодарю! -

    — Не за что. -

   Машина снова колесит по улицам. 

    — Нервы… — ворчит Роберт. — Едешь и думаешь, что вот в эту секунду из-за угла вынырнет танк. Или конница. -

    — Пока не вынырнула, — отрезал Николай.

    — Ну, найдём мы виновника. Это же ничего не изменит. -

    — Он может назвать, как это всё произошло. И клянусь! — он расскажет. -

    — Самонадеянность. И ключевое слово — «пока». -

    — Без пяти минут покойник — не покойник. И потом — именно сейчас у нас есть шанс. Пока есть. И я его использую. -

   Машина нырнула в тень деревьев дачного посёлка. Ветки захрустели, зашуршали по бортам. Машина подкатилась к забору из сетки. За забором красовались грядки, колонка, машина и шалаш из веток.

    — Хозяин! -

   Впрочем, ворот тоже пока не было. Только в одном месте сетка отодвинута.

    — Заходите. Чай, или перекусим? -

    — А есть? -

    — У меня примус. -

    — Тогда с радостью. Последние сутки почти ничего не ели. -

    — Итак, вас послало правительство на поиски людей, причастных к пуску этого суперкомпьютера. -

    — Не так пафосно, Ингвар Рейнгольдович. Но проблема и в самом деле серьёзная. -

    — Да, я запускал этот компьютер позавчера, в своей лаборатории. Надо заметить, эффект превзошёл самые смелые ожидания. Впрочем, если б мне прислали термоядерную бомбу, я и её бы запустил. -

    — А ректор института? -

    — Он знает меньше, чем референты. Шучу, немножко больше. Но меньше разработчиков. А у нас так — один рассчитывает на бумажке, второй собирает, третий запускает. А в итоге… А итог — один. -

    — И что делать? -

    — Раз уж неясно, кто виноват? -

    — Положим… виновата судьба. Слепой случай. -

    — Ага! Разгильдяйство человеческое. -

    — Положим. Что делать? -

    — Попробуем собраться в кучу, и что-то придумать. Если времени хватит… -

     Над головой раздался гул мотора. Бомбардировщик с крестами пронёсся над дачами, и исчез за кронами деревьев. Всё стихло.

    Николай Пушкарёв застыл с кружкой в руке. Потом стряхнул невольное, противное, липкое оцепенение.

      — Быстрей! Поторапливаемся. Если кто-нибудь при мне начнёт рассуждать о пользе татарского ига — убью на месте! -

Обсудить у себя 7
Комментарии (4)

Леша, это ты мне посвятил рассказ? так про татарское иго задело?

Нет. Задело главного героя, так он в сложную жизненную ситуацию попал.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: