Добро.

    — Да-а, было дело, — почесал за ухом Игнатий Астафьевич, и уставился в окно. — В общем, сотворил человек добро, и много добра, а что вышло? -

    — Ну, добро и зло зависит от обстоятельств… — протянул Мэлор Виленович.

    — Абсолютный релятивизм! — воскликнул Игнатий, отрывая взгляд от окна. — И тем не менее, я и сам многое переосмыслил с тех пор. Пришлось... 

   Так вот, много ли вы видели прекрасных картин? Много. В репродукциях, по телевизору. Не то. В музее — в подлиннике, сокрушительный эффект! Синдром Стендаля, вот до чего доводит людей подобное. -

    — Но ведь есть и противоядие, верно? — усмехнулся Мэлор. — Необразованность. Другая культура. Привычка. -

    — А теперь представьте себе, что все эти лекарства утратили силу! И хорошо, что я не видел той картины… -

    — И где же она? -

    — В зоне отчуждения. Туда больше никто не ходит. Как-то неизвестный назначил за неё цену в четыре миллиарда долларов. И на поиски устремилась банда на вертолёте, вооружённая до зубов. И не вернулась, ибо оружие бессильно… -

    — Но… как же всё началось? -

    — Старый художник Йонас Йонишкис показывал наброски будущей картины. И тогда было несколько случаев синдрома Стендаля, но искусствоведы вполне выдержали. И мнение их было таково: если это набросок, то что же будет с картиной? Хорошо, что старик Йонишкис возился в заброшенной промзоне… В один прекрасный день друзья нашли его мёртвым. Приехала «скорая», милиция, составили акт. Сердце не выдержало. 

   Потом кто-то сбросил покрывало с картины… И никто живым не вышел из мастерской — у всех остановилось сердце. Спасатели тоже не могли зайти. В конце концов, применили роботов, вытащили тела. Кто-то принял решение уничтожить картину. Все её репродукции — это съёмки дистанционной камеры. Но вот рука ни у кого так и не поднялась... 

   С тех пор картина так и стоит. Только вот иногда приходится новые тела вытаскивать. -

    — А вертолёт? -

    — Отогнали потом. Что ему сделается? -

   Мэлор Виленович, попрощался, вспоминая репродукции. Вроде бы ничего в ней нет… Но какой же силой обладает искусство! 

    — Если она и в самом деле столь прекрасна, то разве жаль жизни? Нет, жаль дожить до седин, не увидев это… -

   Мэлор испугался, что его услышат. Но тротуар пуст. Как там говорили… С какой стороны можно проникнуть в старую мастерскую? И человек, осторожно оглядываясь, направился к столь заветной цели.

Обсудить у себя 6
Комментарии (2)

Кстати, я верю в силу искусства. Как в ее созидательность, так и в   разрушающий ее характер. 

Это зависит от зрителя.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: