Кто интересовался, как звать.

   Зовут меня Шутёмов Алексей Сергеевич. Надеюсь, другие паспортные данные вам не интересны.

Комментариев: 51

Кто спрашивал фото.

Митол...Что ты делаешь...Не надо...Отцепись...Ладно, продолжай...

Комментариев: 74

Объяснительный пост.

   Обычно такой пост размещается при открытии блога. Но — лучше поздно, чем никогда. Чтобы не вызывать лёгкого недоумения у читателей, расскажу, что для меня в жизни является важным.

    Я — православный христианин, к представителям других религий и конфессий отношусь дружественно — за исключением особо экстремистских сект и деятелей. Насколько я хороший православный христианин — о том знают батюшки, которым я исповедуюсь, а другим о том знать необязательно.

     По политическим убеждениям я левый, отношу себя к «Левому сектору». Не приемлю социальной несправедливости и фашизма, как бы его не называли. К остальным политическим течениям и их представителям отношусь дружественно.

     По музыкальным предпочтениям — металлист, поскольку эта музыка отражает моё стремление к чести, мужеству, борьбе за свои идеалы. К представителям других музыкальных направлений отношусь дружественно, за исключением пропагандирующих деструктивные идеи.

    Семейное положение — холост, девствен, и не собираюсь лишаться девственности до первой брачной ночи.

    Что ж, это наиболее важные для меня вещи. Кому что-то не нравится — уж извините, какой есть. Кому интересно — всем здравствуйте!

Комментариев: 86

Старый товарищ.

   Старый художник осторожно приоткрыл дверь. Вахтёра в подъезде нет. Не то, чтоб его часто не было, но везение — штука хорошая. И чрезвычайно ненадёжная...

   Дверь скрипнула за спиной, теперь надо аккуратно стряхнуть снег с ботинок. В коридоре — никого. Может, в туалете или в душе есть кто. Старый линолеум хрустит под ногами, прижимая цементную крошку к полу. Вот и дверь, с номером «11». Пару оборотов ключа, можно исчезнуть в старой комнатке. И подумать о том, что надо бы переселиться в другую общагу, у моста… Там на каждую комнату есть свой душ и туалет. Даже плитка. Но стоит дороже. А платить надо за всё. Так и контингент там получше. Здесь же базируются грузчики, чернорабочие, и сомнительный люд с сомнительными делами. Соответственно, частенько наведывается участковый, а иногда и усиленный наряд. Если так дело пойдёт — то в один прекрасный день возьмут эту общагу штурмом, а если и повезёт не попасть в заложники, то всё равно придётся новое пристанище искать. А все вещи, весь нехитрый художницкий скарб будет истреблён. 

   В дверь постучали. 

    — Войдите! -

   Вахтёр с порога сделал кислую мину. 

    — Вот вам сосед по комнате. Пока — без вариантов. -

   Новоиспечённый сосед с небольшим мешком ввалился в дверь. Дверь тотчас захлопнулась.

    — Каким ветром принесло? — осведомился художник. — Орест Гурьевич… -

    — Каким-каким… Попутным! Встречным не заносит. Так-то, Семён Родионович. -

      — Освободился? -

      — В который уже раз! В четвёртый. -

      — Крепко ты на той тропке осел… -

      — А что делать? Доброму дяде пятки лизать? Изображая высшую политкорректность… Получать свои копейки, пока разбойники жируют? Вот и вопрос, кто ж из нас разбойник. -

      — Ну, мог бы картины писать. Те же копейки, но никому ничего не лижешь. -

      — Велика важность! Я вот хоть пару миллионов в руках, а держал! -

      — А насчёт лизательства… В вашем, так сказать, сообществе, что — никакой иерархии нет? -

      — Эт-ты насчёт чего?! — гость взъярился, подскочив с табурета. — Ну, есть иерархия. Так у нас и отношения другие. -

      — Пожалуй, что хуже, чем на дядю пахать. Беда в том, что мы, художники, крайние индивидуалисты. И никто нам не указ. Даже старый товарищ, Орест Гурьевич, с которым некогда не могли примириться с несправедливостью мира. -

    — Ничего-то ты не понимаешь… -

    — Кое-что я всё-таки понимаю. Это ведь способ получить государственную еду и койку. А в обмен — бесплатно работать… -

    — Ну тебя! Ты ведь не пробовал. -

    — Есть вещи, которые я не собираюсь пробовать в принципе. -

    Художник потрогал батарею. Почти холодная. Воды дают только с тем, чтобы трубы не порвало. А ну как порвёт? Пора.

    — Надолго в нашем пристанище? -

    — До утра. А там — пойду на учёт. Может, что у друзей заночую. -

   Значит, утром пора. В ночь ничего не отыщешь. А утром — к новому месту. Что там будет? Что будет. Везение — штука хорошая. И чрезвычайно ненадёжная...

Комментариев: 4

Одиночество.

   Карл Матвеевич Крестьянников забрёл в старую избушку. Избушка была построена лет сорок назад на детской площадке. Обычно избы ставили бревён, клали из досок крышу и чердак, а вот пола не было. Никто не видел тебя снаружи, и ночью разные выпивохи частенько справляли нужду. Прятались там и влюблённые парочки. А эта изба была сделана правильно: из бруса, посему конструкция решетчатая, и прекрасно видно, если внутри кто-то есть. И из бруса выложен фундамент, изба приподнята над землёй, пол дощатый. От дождя укрытие есть, а ветра пока нет. Дождя, впрочем, тоже. Старый дворик из бывших сталинских двухэтажек. От одной осталась только стена фасада. Другая светит пустыми окнами и содранной крышей. Скоро здесь что-нибудь да построят, а пока… Место, чтобы справить праздник одиночества. Плохо, что видно снаружи, но кому ты здесь нужен?

   Из-за разрушенной стены возникла фигура. Огляделась. Подошла к площадке. Попинала ногой вкопанные в землю рядком истёртые покрышки от грузовиков. Крутанула старый цилиндр на стойке, оставшийся от карусели. Раздался противный скрежещущий звук, фигура склонила голову, с удовольствием прислушиваясь. Какая инструкция заставляет всех приходящих одни и те же действия? Стоп! Приходящих пока двое всего. 

    — Можно ли в гости? -

    — Можно. Я и сам в гостях. Хозяин по праву первого самозахвата, как и положено при капитализме. Спасибо строителям — даже лавки есть. -

   Гость, фигура, уселся напротив Крестьянникова. Вытащил пачку и зажигалку.

    — Держите, угощаю. -

    Хозяин взял сигарету в зубы, потянул дым, не набирая в лёгкие. Пустил дымок носом. 

    — Так вы не курите? Извиняюсь! Одну я всё-таки выкурю, с утра не курил. -

    Теперь Карл Матвеевич обонял запах сигарет, уползавший через щели на улицу. Ещё одна фигура возникла из-за брошенного дома. Подошла к покрышкам, попинала. Но столбик от карусели не тронула. Заглянула в избу.

    — Вижу, занято? -

    — Почему это? Заходите, всегда рады! -

    — Я бы хотел справить праздник одиночества. -

    — А мы что тут делаем? -

    — Я думал — тут важная деловая встреча… -

    — В таком-то месте? Нет уж, мы справляем праздник одиночества. -

    — Интересно справлять такие праздники в толпе. -

    — А что ж вы хотите? Земля маленькая, места на всех не хватит. -

    Пришедший неохотно забрался в избу, присел на скамейку. Вытащил пиво.

    — Будет кто? -

    — Мы ж непьющие. Один курящий — есть. -

    — Ладно тогда. Ваше здоровье! — и пришедший поднял бутылку к потолку.

    Отхлебнув с полбутылки, поглядел на Карла.

    — Развёлся? -

    — Нет. Я холост. -

    — Тоже холост, — усмехнулся курильщик. — Вот дети есть… -

    — Работаешь? -

    — Безработный. -

    — Я вот пашу как вол. Есть отгул — вдох. Потом — выдох. Не, надо тебе работу найти. И жениться. Не дело это, не дело… -

    — Будете других жизни учить? — усмехнулся курильщик. — Так мы и вас сами научим. В разводе? Сам дурак. Пашешь? На кого, на дядю? -

    — Ладно, мужики, переборщил, — пришедший воздел бутылку к потолку. — За согласие! -

   И допил оставшееся. 

   Из проулка показалась женская фигура. Прошла мимо покрышек, тронула столбик от карусели. Скорчила гримасу от ржавого скрипа. Настороженно заглянула в избу.

    — Сюда можно? -

    — Можно, — заметил Крестьянников. — Вот хорошо, что мы такие культурные. А если б вы на бандитов напоролись? -

    — В таких местах бандиты не водятся, — усмехнулся курильщик. — Насильники подстерегают женщин в людных местах. В подъездах, в лифтах. Тут им делать нечего. -

    — А мужчинам легче? — отозвался любитель пива. — В лучшем случае — просто изобьют. Да и насилуют не так уж редко. -

    — Вот завели тему, — проворчал Карл. 

    — Зато жизненно! - 

    — Простите, мы тут жизнь обсуждаем? — осведомилась гостья.

    — Нет, ничего такого! -

   К вечеру изба была переполнена.

    — Вот и подходит к концу наш праздник одиночества! — подытожил Крестьянников. — Завтра рабочие снесут эту избушку… Если мне ещё удастся найти такое же место, приглашаю! С кем-то мы ещё встретимся. А с кем-то — нет. Надеюсь на встречу. Земля маленькая, укромного места не найти. -

   Вереница потянулась через проулок, выходя на освещённый проспект, мимо потока машин. И растворилась в толпе на тротуаре.

Комментариев: 6

Труба.

    — Безусловно, в нашем положении есть свои плюсы. Здесь дождь не намочит. -

    — Намочит. Поднимется вода в кювете, зальётся внутрь. А сидеть в луже не очень приятно. Да и для здоровья не полезно. Даже если на голову не каплет. -

    — В этом случае — хорошо, что погода хорошая, — пожилой толстяк усмехнулся, прислушиваясь. — Труба под дорогой — вот идеальное убежище. -

     Собеседник тоже чуть улыбнулся. По нему нельзя было определить ни возраст, ни социальный статус. 

    — Не болтайте громко. А лучше вообще помалкивать. Иначе ваше идеальное убежище мигом раскроют. -

     Толстяк прислушался.

      — Движение по трассе не очень интенсивное. Уснуть будет сложно — но в городе ничуть не проще. Здесь, разве что от грузовиков бетон под головой трясётся. А шум… И не к такому привыкли. Зато машину издалека слышно. -

    — А пешехода? Шорох шагов по гравию, либо топот по асфальту будет слышно с такого расстояния, что вполне будет слышен и наш голос. Так что потише… -

    — Интересно, сюда заглянет кто-нибудь? Может, стоит заткнуть входные отверстия бурьяном и покрышкми? -

    — Здесь мусора не очень много. Скорее, нас заметят при поиске стройматериала, да при сооружении… А уж художественная композиция будет такой, что слепой не заметит. Лучше пока так — с двух сторон не обложат, а уйти всегда успеешь. Да и кто может сюда заглянуть? Кюветы глубокие, с полей не видно. Разве детвора, да кому приспичит? Не всякий прохожий нашу трубу с дороги заметит. -

    Толстяк немного прислушался. Потом усмехнулся.

    — Хорошо, что лето. А то бы пришлось снежную берлогу клепать. А её точно заметят. И хорошо, что не курим. -

    — Однако ж, мы всё-таки без еды не проживём… -

    — Вот скажи, как твоё настоящее имя? -

    — Полагаешь, я знаю? -

    — В паспорте-то как записано? -

    — В котором из них? — неопределимый усмехнулся. — Вроде во младенчестве были родители. И даже свидетельство о рождении. Но я говорю об этом теоретически. Потом… У меня были разные семьи. И каждый раз мне давали новое имя. И новую дату рождения. А потом… В армии служил под одним именем. В тресте работал под другим. Удобно — получил документы, закончил училище, пошёл работать. Можно побыть строителем, потом — учителем. Водителем, воспитателем. Новая жизнь, старое забыто. -

    — Но память… -

    — Память хранит не всё. И не всё ей ведомо. -

    — Ладно. Интересный ты человек. С тобой рядом и быть боязно. -

    — Будто бы с тобой — спокойно… -

    Солнце зашло. Сумерки сгущались, переходя в ночь. Только мелькают отблески фар проходящих машин. 

Комментариев: 18

Путь.

      — Куда мы идём, поясни пожалуйста? -

      — Туда, куда ведут эти рельсы. -

      — И куда они ведут? -

      — Кто ж знает? Но определённо куда-то ведут. -

      — Но это же глупо — идти, и не зная куда. -

      — Ещё глупее сидеть на месте. -

      — Почему мы всегда идём по рельсам? Почему свернуть не можем? -

      — Можем, на первой же стрелке. Можно идти по шоссе. И там — до первого перекрёстка. -

      — Не хочу идти по колее! Лучше бы уж за танком… -

      — Танк не пройдёт ни через густой лес, ни по горам. Ни по болоту. Крупная река — не для него. Не говоря уж о море. -

      — Есть ли такая техника, чтоб проходила везде? -

      — Есть, вертолёт. Если где и не сможет сесть, так на верёвочке тебя спустит. Или поднимет. -

      — А без верёвочки? -

      — Так это ж человек! Залезет на самую высокую гору. Переплывёт и самое широкое море. При надлежащей тренировке всё по плечу. -

      — Вот именно, тренировки… -

      — А без тренировок люди проложили шоссейные дороги, и рельсы, построили мосты и тоннели. И затем, чтобы достичь нужного и необходимого места. А за пределами дорог — ничего интересного. Так что помалкивай, и иди. -

Комментариев: 8

Цепь.

   Попугай по имени Дурак изучал голубое небо с лёгкими полосами высоких белых облаков. К вечеру натянет плотных, и пониже. К утру пойдёт дождь, и надо будет прятаться в дуплах, и под листвой, слушая монотонный шум капель. И это пройдёт, и низкие кучевые облака уйдут, иногда прикрывая солнце. А пока...

   Пока — солнце начинает припекать. Высоко в небе парит орёл, царь всего птичьего царства. Орёл по имени Цезарь. Кто мог сравниться с ним по высоте? Вот только перелётные гуси, цапли, аисты, что видели полмира, и даже орёл не мог потягаться с ними в дальности, он-то всегда здесь. Как и попугай… По скорости никто не мог тягаться со стрижами, и они улетают на юг. Вот старый ворон, что чурался гулких сборищ, и редко болтал, но уж если скажет — горе не послушать! — вот с ним попугай мог потягаться и в скорости, и в высоте, и в дальности. Но ведь сила ворона в мудрости! Орла, кстати, тоже. Можно ещё воробья перегнать, но это совсем глупость. Нашёл, с кем тягаться! Есть ещё где-то далеко на юге страус, что вообще летать не умеет. Но как он высок, и как стремительно бегает! А ещё южнее — киви. И ещё — пингвин, что только плавает и ныряет. Ничего, у нас и лебедь плавает. И летает притом. А утка до самого дна ныряет.

   — Хорошо тебе, Цезарь! — вздохнул попугай. — Я будто к земле привязан. А вот ты — паришь… -

   — Просто моя цепь длиннее твоей, — отвечал орёл со своего высокого гнезда. — И я не знаю, что милосерднее — цепь, или длинная цепь? Мне не долететь до солнца, не достичь Южного полюса. И даже Северного. Тебе тоже не достичь, и мы практически равны. -

   — Понимаю, что мы смотрим с разных сторон на одну проблему… А что нам мог сказать ворон? -

   — Ничего. Он подобные речи вообще считает глупостью. Высшая мудрость, по его мнению — добыть пищу и отыскать ночлег, сухой и тёплый. Слушай, а сколько ж тебе лет? -

   — Мне? Хм… Помнится, в детстве ещё стоял лес за рекой… Так я оттуда родом. -

    — Ворон говорил, что это было сто лет назад. И ему только отец пересказывал. И я того не помню. Так на что ж ты жалуешься? -

    Попугай с удивлением умолк. В самом деле, неужто я так стар? Орёл продолжил.

    — Ты ведь и человечий язык понимаешь. Помнишь, как переводил нам слова людей, и беседовал с ними? Без тебя и этот лес бы свели. -

   — Но я всего лишь переводил! Беседовали-то вы сами… -

   — И без тебя ничего бы не было. Ворон тоже знал этот язык, но он слишком мудр, чтобы вступать в прения с людьми. Ты спас наши родные гнёзда! -

   — А вот моё родное гнездо — это клетка. Теперь я на свободе… На свободе?.. Или просто на длинной цепи?.. -

   — Вот. Теперь ты меня понял, — сказал Цезарь, и взмахнул крыльями. Он поднимался выше, и выше, и казалось, что сейчас солнце опалит его крылья. Но так лишь казалось...

Комментариев: 8

Перегон.

    — Нет, неужели вы в самом деле думаете, что перекрёсток — это место встречи? Что именно там можно найти счастье? -

    — Разве не так? Пересекаются две дороги… или больше. Шансы на встречу возрастают. -

    — А ну-ка посчитай, все ли возможности здесь равновелики? Идёт один человек, в случайное время, и другой. С какой вероятностью они пересекутся? -

    — На дороге шансов пересечься меньше. -

    — Считай внимательней! Если вы идёте в одну сторону — не встретитесь только в том случае, если ваши скорости абсолютно одинаковы. Что маловероятно. Да и неинтересно — вы слишком похожи… Но если другой человек вышел вам навстречу — встреча неизбежна! -

    — Но если вы идёте в противоположных направлениях, что может быть общего между вами? А если у вас разная скорость — подстроится ли один под другого? -

    — Встречи на перекрёстках ничуть не лучше. Один идёт прямо, а другой — перпендикулярно. Третий — сворачивает. Вот скажите, были ли у вас знаменательные встречи на перекрёстках? -

    — Были. Но заканчивались в автомастерской… -

    — Именно! Поэтому и ставят светофоры, а то и развязки, чтобы не пересекались люди в таких местах. Слишком разные направления, чтобы навредить друг другу. -

    — Постойте! Ведь и на перегоне можно сойтись лоб в лоб. И на обгоне. И догнать слишком медленного попутчика… -

    — Можно и самому, без всяких помех, слететь в кювет. Мы же говорим о встрече. Встанешь на обочине — кто-нибудь да придёт на помощь… А скорость? Её легче согласовать, чем единое направление. -

Комментариев: 7

Посланцы.

    Сэм Джонс взобрался на пригорок, осторожно перепроверил расчёты. Корабль должен был упасть перед ним. А кто его знает? В последний момент поймёшь, что в расчёт принял не все условия...

   Пока тихо. Чуть дальше, миль за двести отсюда, будет видно яркую звезду в небе, рассекающую небосвод, и гром ударит по ушам. А здесь тихо. Вот, засвистело… Волна жара, пыли и запах гари в лицо. Земля под ногами вздрогнула, прыгнула. Корабль встал на опоры, в поднимающихся клубах пыли и дыма. Теперь надо дать возможность посланцам прийти в себя после посадки, да и самому отряхнуться и почиститься. 

   Аппарель откинулась. Человек вышел, поглядел на Сэма Джонса. Джонс приподнял правую руку, и изрёк.

    — Здравствуй, гость! Хоть я здесь тоже в гостях. -

    — Приветствие тебе, исследователь! -

    — Да, но я ведь не исследователь, а художник. -

    — Твои способности точнее, чем камера? -

    — Нет. Просто послать было больше некого. То есть, есть кого… -

    — У меня, кажется, автоматический переводчик заело. Простите. -

    — Нет, это и в самом деле сложная ситуация. Когда-то у нас посылали молодых, и по приказу. Но общественное мнение посчитало, что это неэтично, и что в космос надо отправлять зрелых, и добровольно, за деньги. Потом опять посчитали неэтичным отправлять наёмников, и решили посылать бесплатно. И это тоже посчитали неэтичным. Учёные были нужны дома, рабочие тоже были нужны. Когда отправили нас, все стали довольны и счастливы. -

    — Да, тяжкая история. У нас некогда посылали преступников. Однако ж, я натурщик… -

    — Здравствуй, брат! Может, оно и к лучшему? -

    — Может. Да что ж ты стоишь, пошли на корабль! -

    — Твой или мой? -

    — А, неважно! Что поближе. Ну их, эти населённые планеты… -

Комментариев: 16
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...