Кто интересовался, как звать.

   Зовут меня Шутёмов Алексей Сергеевич. Надеюсь, другие паспортные данные вам не интересны.

Комментариев: 51

Кто спрашивал фото.

Митол...Что ты делаешь...Не надо...Отцепись...Ладно, продолжай...

Комментариев: 74

Объяснительный пост.

   Обычно такой пост размещается при открытии блога. Но — лучше поздно, чем никогда. Чтобы не вызывать лёгкого недоумения у читателей, расскажу, что для меня в жизни является важным.

    Я — православный христианин, к представителям других религий и конфессий отношусь дружественно — за исключением особо экстремистских сект и деятелей. Насколько я хороший православный христианин — о том знают батюшки, которым я исповедуюсь, а другим о том знать необязательно.

     По политическим убеждениям я левый, отношу себя к «Левому сектору». Не приемлю социальной несправедливости и фашизма, как бы его не называли. К остальным политическим течениям и их представителям отношусь дружественно.

     По музыкальным предпочтениям — металлист, поскольку эта музыка отражает моё стремление к чести, мужеству, борьбе за свои идеалы. К представителям других музыкальных направлений отношусь дружественно, за исключением пропагандирующих деструктивные идеи.

    Семейное положение — холост, девствен, и не собираюсь лишаться девственности до первой брачной ночи.

    Что ж, это наиболее важные для меня вещи. Кому что-то не нравится — уж извините, какой есть. Кому интересно — всем здравствуйте!

Комментариев: 88

Талант и гений.

    — Ну-с! — король поднял указательный палец. — Приступим. -

   Скрипач взмахнул смычком и полилась чарующая мелодия. Толпа ахнула в восхищении. Слышался лёгкий шёпот: «Вот это мастер!» «Первая премия — его!» Кто-то стал качать головой, притоптывать ногой. А под конец некоторые пустились в пляс. Музыка стихла, над площадью грохнул возглас восхищения. 

    — Как бы ни выступил последний скрипач, а вы заслужили первую премию. Тысячу золотых! И должность капельмейстера. -

   Народ шумел, не в силах побороть эйфории.

    — А теперь — последний скрипач! -

   Снова полилась мелодия. Но никто не проронил ни слова. Всё стихло мёртво, только мелодия, что вроде просто, но властно подчинила всех себе. И ни один человек не мог высказать слова одобрения, ибо онемел. Здесь были бессильны любые знаки, что придуманы для похвалы. Их не хватало, они недостаточны, жалки, мелочны в сравнении с лившейся музыкой. Смолкли птицы, жадно слушая скрипку. Нет, не скрипку… Разве это она, творение рук человеческих? Разве это челшовек держит её в руках? Это выше любого мастерства. И ветер стих, и вода под мостом прекратила журчать. Кажется, что остановились сердца, и прекратилось дыхание, внимая мелодии. Только одни души, не отягощённые плотью, что требует в своё время еды и сна, поднялись в небо и узрели то, что не может видеть смертный...

   Мелодия стихла. Гробовая тишь. Кажется, что прошли тысячелетия. 

    — Я могу отдать вам всё золото мира, — тихий голос короля прорезал тишину. — Но это всё равно, что медный грош для моей казны, а редко кто из соседей, и даже заморских владык, мог равнятся со мной. И я мог бы отдать вам трон, но и это для вас — что место для подаяния на площади. Нет той награды, что была бы достойна вас. -

   И никто не мог больше сказать ни слова. Только самые чёрствые удивлённо переглядывались между собой. Остальные смотрели… И ничего не видели, ибо ожила душа, и для неё больше не было этого мира, где-то хорошего, где-то не очень.

   А старый скрипач поклонился и пошёл на площадь, где обычно и играл за медяки.

Комментариев: 3

Воля.

  Купец слез с коня, опустился на свежую траву. Можно и передохнуть пару минут. Тень от деревьев, жаркий полдень, свежая вода из ручья. А потом… Потом — снова в путь, в соседний город, дела не ждут.

  Кусты шевельнулись, и на поляну вошёл грязный оборванец. Он приглядывался к купцу.

  — Можно ли попросить копеечку, сударь? -

  — Можно. Садись, ешь, — купец вытащил нехитрый дорожный завтрак из сумы.

  — Спасибо. Будь у меня столько же денег, я бы был вольным. -

  — Ты и есть вольный. Думаешь, богатство — это свобода? Как бы не так! Это вечная каторга. День и ночь ты покупаешь и продаешь, и нет отдыха. Я — раб золота. -

  — Вам, сударь, просто никогда не доводилось быть нищим… -

  — Так и тебе не доводилось бывать богачом. -

  — В этом случае — я раб этой дороги, и паперти. -

  Кусты снова разошлись, и на поляне появился воин, ведущий под уздцы коня.

  — Доброго дня, путник! — обратился к пришедшему купец. — Можешь ли рассудить нас? Кто более свободен — купец, или нищий? -

  — Так вы ж оба вольные! — удивился воин, опуская дорожную суму на траву.

  — Ах, вот как? — удивился нищий. — Вы, сударь, всегда с оружием, и ни один бандит не рискнёт тронуть вас в дороге. Да и за убитого воина всегда король немедля отправляет погоню. Кто б за нас погоню посылал… Ну, с меня, положим, взять нечего. -

  — Точно! — подхватил купец. — А моя надежда — удача, кинжал да быстрый конь… -

   — Видите ли, судари, — воин вытащил дорожный обед. — Так вы ведь не служили. В погоню отправляют кого? Правильно, нас. В любое время дня и ночи. И будь добр, пил ли ты в кабаке, спал ли с женой мирно — изволь за четверть часа стоять в строю. -

   — Кто ж свободен? — подивился нищий. — Может, что король? -

   — Будь наш король здесь, так и он бы жаловался, что нет более несвободного человека, — ответил воин. — С одной стороны, когда у тебя ничего нет, ты думаешь, что получи только меч, золото, должность при дворе — так то и даст тебе свободу. Я-то голодранцем рос… Но получи — и будешь рабом. Любая вещь требует твоей свободы. А ты волен только выбирать тюрьму. -

   — Печальна же наша жизнь! — воскликнул нищий.

   — Не совсем. Есть свобода выбора тюрьмы — уже неплохо. Могло бы и этого не быть, — сказал купец, поднимаясь с травы. — Мне пора. Удачи вам, путники! -

   И протянул нищему золотой.

   — Так много, сударь!.. -

   — Для меня — немного. Смотря с какой стороны смотреть. Заодно и поймёшь, какого это — стать рабом богатства, и такая ли это свобода. -

   Кусты сошлись, скрыв коня и всадника. Воин помалкивал. Ошарашенный нищий — тоже. Любые мечты о свободе шли прахом. А гибель мечты — это даже хуже, чем её недостижимость.

Комментариев: 6

Крематорий.

  Йорген Шмитц поглядел в ночное небо, на звёзды, изредка выглядывающие в разрывы между облаков. Принюхался.

  — Чуешь, как пахнет? -

  Хуан Рамирес принюхался.

  — Хм… Ничего особенного, на мой взгляд… У каждого города свои особые ароматы. Чем-то похожи, а чем-то… -

    — Крематорий, Хуан. -

    — А что? Разве так сильно пахнет? И фильтров нет? -

    — Есть. Но разве запах горелого мяса перебьёшь?.. -

   Рамирес долго и нервно принюхивался. 

    — Да разве разберёшь? Никогда с таким не сталкивался. -

    — Твоё счастье. Впрочем, вот ты и столкнулся. -

   Собеседник снова задумался, принюхиваясь. 

    — Погоди! Это старый крематорий? -

    — Нет, новый. В старом городе, где я жил — так там с детства привык. А здесь… Я дышал этим воздухом, и не чуял этого запаха. Но теперь… -

    — А почему решили построить? -

    — Город наш ниже уровня озера. В хорошие шторма через дамбу перехлёстывает. Но здесь и так очень высоко стоят грунтовые воды. Могилы неглубокие. Были. Власти опасались, что яды могут попасть в водопровод. В колодцы, что в окрестных посёлках. Поздней весной в ближних к кладбищу домах попахивало сильно… Но не горелым. Когда пар поднимается от земли. -

    — И что? Заразы стало меньше? -

    — Сложно сказать… Теперь подземные воды разносят пепел. А воздух… И сам уже учуял. Даже если и не знаешь, что это именно он… Тот запах. А зараза… Так я тебе скажу. Лет семь назад привозили работников после аварии на радиоактивном производстве. Их никто не сжигал, они в свинцовых гробах. А ещё через год привозили медиков, работавших с опасными инфекциями. Так там могилы бетонировали, а землю хлоркой проливали. Упаси Господь сжигать таких! Смерть будет в воздухе. -

    — Но что же делать, Йорген?! -

    — Склепы. Старые семейные склепы. Этого ведь никто не пробовал здесь. Каменный гроб, каменная крышка. -

    — И целые города мёртвых… Страшно. -

    — Всё страшно. И кладбище размытое — страшно, и крематорий — страшно. И горное кладбище, снесённое оползнем — страшно. -

   Тучи продолжают нестись по небу, гася и вновь зажигая звёзды.

    — Ночь, а ветер не стихает, Хуан. Что-то да надует. Боюсь, быть на озере шторму. -

Комментариев: 9

Герой.

  — Так-с, голубчик… Уже и пожаловали! -

  — Так-точ-ш-сокобродь! -

  Подпоручик Агафонов встал навытяжку. Мундир весь в грязи, один погон сорван, фуражка в дырках, и не сосчитать навскидку. Генерал поморщился.

  — Поглядите на себя! Что за вид… -

  — Виноват, вш-сокобродь! Никак не можно при параде под пулемётным огнём… -

  — Ладно. Приведите-ка себя в порядок. Разве герои так выглядят? Мало того, что рожа у тебя, как у бешеного профессора с ретортой в зубах… Ах, чертяка, ты ж и есть студент вольный… Шпак! Хворостина. Вида никакого нет. Так ещё и в грязи. Ну как мне тебя к Егорию представлять, а? Даже наш аншеф Анну на саблю тебе вешать отказался. Только на шею. Вида никакого. Совсем. Вон, штабс-капитан Елдырин — молодец молодцом, смотреть любо-дорого! Уж до чего дослужился… Так и при параде всегда. Беда с тобою… А кроме тебя, под огонь посылать больше и некого. -

  — Рад стараться! -

  — Я-то знаю… Не то. Удачно ты редут взорвал, вон, до сих пор пыль столбом… А главное — жив назад выбрался. И цел. Только на такие дела тебя и посылать. Живым вернуться нельзя, а ты приходишь. Но что ж за герой, что жив остался? Так не бывает. Погиб бы ты, голубчик, так тебя б орденами обвешали. А жив — значит, и дело лёгкое. Живой герой — только Елдырин, так его посылать в бой боятся — кто ж будет на балах орденами сверкать? А ты и танцевать не умеешь… Беда с тобой. -

  — Так-с не за орденами пришёл, ваш-сбродь… -

  — Знаю. И солдат с тобой посылать — дело верное. Всех назад приведёшь. А другие — ушёл, так с концами. Вот и судят — там дело было серьёзное, а у тебя… Помнишь, как флаг с ратуши срывал? -

  — Ещё б не вспомнить! -

  — Две роты ушли. Никто не вернулся, флаг висит. Ты полуроту взял, и всех назад привёл. Трое раненых. А тебя за то фельдмаршал лично чарку прислал. И всё. -

  — Разрешите итить, ваш-ство! -

  — Обожди. Уж коли бумаг на тебя не подпишут, так вот тебе. Вместо ордена, — генерал извлёк из кармана золотые часы. — Фамильное. Говорят, Пётр лично заказал. Держи! Ступай, голубчик… Героев много, а кроме тебя, так воевать некому. -

Комментариев: 10

Часы.

  Емеля зевнул, потянулся, сонно вскочил с кровати, потягиваясь. Пора! Без пяти шесть. Уже вполне светло, но в шесть встанет солнце. Емеля наскоро окатил лицо холодной водой фыркнул, прихватил ломоть хлеба со стола, заскочил в амбар за вилами. На покосе уже всё убрано, а вот осталось в стога сметать. 

  День. Два стога вышло, больших. Солнце уходит за лес, это значит — шесть часов. До дому Емеля дошёл в сумерках. Стал на часы смотреть.

  — И чего так рано смеркается? -

  Долго глядел на часы. Прикидывал что-то. Перевёл стрелки вперёд. Утром проснулся минут за пятнадцать до рассвета. День провозился на делянке, деревья под новую избу размечал. Вернулся к восьми, как солнце за лес уходило.

  — Теперь светает поздно! -

  И отвёл стрелки назад. Теперь солнце вставало в четыре, и садилось в четыре. И стал Емеля стрелки передвигать. Солнце вствало то в два, то в двенадцать. А то и в десять. 

  — Что за чепуха! Как бы это ночью по темноте работать… Где б свет поярче зажечь. -

  Поглядел на часы.

  — А сколько ж сейчас времени? -

  Уже и забыл, сколько должно было быть. 

  — А в первый раз я их как выставлял? -

  Уже и не помнит.

  — Жили же как-то без часов… -

  Пустое. Много без чего жили. Этак в лес вернись, да на дереве живи, дикой ягодой питайся, пока живот не скрутит. Часы, впрочем, сейчас бесполезны. Да не выбрасывать же теперь...

Комментариев: 3

Первое сентября.

  Утро. Росы нет. Солнце ещё только готовится осветить окрестности первым лучом, но в свете ранней зари уже ясно видно. Два человека бредут по пыльной дороге. Один полный, другой поджарый. Оба в серых брюках и куртках. 

  — Ну и времечко пошло! — поджарый с ненавистью поглядел на зелёные деревья, что пока и не собирались желтеть. — Утром — колотун, днём — парилка. Что ж ты делать будешь! -

  — Не ворчи, — отвечает полный.

  — Вечно ты — «Не ворчи, не ворчи!» Только спутайся с вами… -

  — А что? Разве всё так плохо? -

  — Нет!!! Знаешь, всё хорошо! Просто замечательно. -

  — А ты вечно ругаешься. Сколько тебя знаю. А знаю я тебя с первого класса. -

  — Знал бы я, чем для меня закончится этот праздник! Когда я, ничего не смыслящий лопух семи лет, с букетом цветов и ранцем за спиной торчал на первосентябрьской линейке… И видел твою рожу, и вообще все ваши рожи, что лет через двадцать будут в печёнках сидеть! -

  — Старый друг лучше новых двух. -

  — Старый лох лучше новых трёх. -

  — Слушай, ты же всё получил от этой жизни. Жизнь удалась. -

  — А может, без вас я сделал бы ещё лучшую карьеру! -

  — Слесаря-сантехника? Пастуха? В депутаты тебя никто не пустит, сам это прекрасно знаешь… -

  — И всё же… -

  — Нет, ну поглядите на него! Десять лет наш класс пережил без перемен и переформирований, прибытий и убытий. -

    — Да. И я ненамного больше смыслящим дураком торчал, весёлый, на последнем звонке. И зырил на ваши до боли знакомые рожи. Эх, знать бы наперёд… -

  — И что? Разве плохо было всем вместе поступить в одно военное училище? И ведь поступили же! А все наши девчонки согласились выйти замуж, и все поступили в пединститут. Другие в казарме полы драят, а мы в общаге, как белые люди. -

  — Сейчас я бы согласился драить. И потом мы оккупировали одну воинскую часть, и начальник округа согласился, злодей! А жёны оккупировали три местные школы. А потом начальник академии сказал, что скопом нас принимать не будет — слишком жирно… -

  — Всё равно часть сократили, и нам бы пришлось увольняться. Так ты единственный из нас подполковник, а я вот в капитанах остался. Кто б жаловался… -

  — И теперь, когда мы захватили автопарк, и ты в замах у шефа, а я — начальник лаборатории, тоже кто б жаловался? И когда я уже облысел, а ты седой, как Дед Мороз, а все личные дела решаются в куче! Ни развестись, ни с работы уйти… -

  — Ну, нормальная работа. Ещё успеешь до шефа дослужиться. Я-то никуда уходить не собираюсь. Даже на повышение. -

  — Пятьдесят лет — одни и же рожи! Нет, мне всё это решительно надоело! Пора уходить… -

  — Да мы за то время к таким речам привыкли. И не только к твоим. Вечером тебя отговорят. -

  — Да уж… Впрочем, кажется, что я сам себя давно отговорил… -

  Первые лучи солнца осветили пыльную дорогу, обрисовав контуры деревьев.

Комментариев: 0

Замысел.

  Григорий Алтуфьев поглядел на яркий солнечный свет.

  — Да, безусловно, при другом освещении эта картина потеряет прелесть. Севернее солнце и в самый ясный день не столь яркое. Прогноз метеоролога может испортить работу моряку, лётчику, крановщику, водителю, пахарю, и нам, художникам… -

  — О, да! — подтвердил Мохаммад Абдулазизов. — Вот это замысел! -

  Воин с окровавленным мечом, злораднейшей ухмылкой на лице, глядел поверженного врага с рассечённым плечом. На лице убитого уже ложилась маска смерти.

   — Ух, мурашки пробирают! — чуть дёрнул плечами Абдулазизов. — Страшно даже подумать, как этот воин глаза на тебя подымет… А как тебе в голову такой сюжет пришёл? -

  — Ну, в голову мне пришёл немного другой сюжет… — потупился Алтуфьев. — Я решил нарисовать картину о смерти переселенца. Этот суровый воин был некогда плачущей женщиной, а убитый — её мужем… Но что-то пошло не так. -

   — Никогда б не подумал! —

  — У меня вообще с этим проблема. Вот этот горный пейзаж видишь? Ледники, озеро. Так вместо озера было море. Штормовое. Но не вышло у меня море. Какие-то неправильные волны неправильно разбивались о скалы. А вот этот промышленный город, с высокими дымящими трубами? Это была обычная зимняя деревенька… — Алтуфьев вздохнул. — Да что-то я с дымом переборщил. Даже если б деревня загорелась, дыму бы столько не было. Пришлось выкручиваться. -

  — Слушай, а ведь здорово получается! — восхитился Абдулазизов. — Кому оно интересно, что там было задумано? Разве что мне… -

   — Так-то оно так… Да ведь совсем не то писать хотел… Совсем не то… — горестно вздохнул Алтуфьев. — Тучи собираются. Освещение не то. Пора свёртываться. -

Комментариев: 12
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...