Примета.

  — Веришь ли в приметы? — усмехнулся Мак-Грин.

  — Это что, проверка? — чуть повернул голову в ответ Свенсонар. — Да, мы до мозга костей материалисты. И чем зканчивается? Что пытаемся тот же базис подвести под приметы, спиритизм… экстрасенсорику. Даже формально отвергнув любое идеалистическое. -

  — Я не о том, — нахмурился Мак-Грин. — Мне не нужны объяснения. Просто спрашиваю, веришь или нет. И не проверка никакая. -

    — От командира корабля в дальнем рейсе можно всего ожидать. Его командирское право расстрелять за неповиновение приказу. -

    — Между прочим, штурман, вернуться мы можем только втроем. Не просто не имеем право кого-то потерять, а физически не вернёмся. Вдвоём корабль на такое расстояние не увести. Вот, давай у бортинжинера спросим. -

   Бен-Салех хранил молчание. Никогда не лез в спор. 

    — Вы о приметах? Есть такая примета, в Средневековой Европе — увидел ночью в церкви человека, значит, скоро умрёт. Так один умник самого себя увидел. -

    — В теории ничего удивительного нет, — заметил Свенсонар. — Простое двоение времени. Но это — в теории. Пока что наблюдали пару раз, и то — скептики утверждают, что неправда. -

    — А перед нами, между прочим, планета, да ещё с очень жёсткими временными аномалиями, — показал на экраны Мак-Грин. — Что вы, как по команде, на часы глянули, а? Часы — это механизм, он течения времени не отражает. Как отладили — так и идут, спешат, отстают, просто стоят… А время может и вспять утечь в это время. Компас среагирует более точно, напряжённость магнитного поля скакнёт обязательно. -

    — А если просто магнитная аномалия? — заинтересовался Свенсонар.

    — Надёжного прибора нет. Пока нет. Но в своё время, наука, конечно же, с этим управиться… -

   Корабль вошёл в атмосферу, затормозился, спускаясь на посадочных двигателях. Поднял пыль. Бен-Салех вышел на разведку первым. Отойдя немного по ложбинке, махнул рукой. 

    — Здесь обломки! — зазвучало в наушниках. По трапу спустился штурман, потом и командир, хотя покидать корабль втроём крайне нежелательно. Солнце практически земное, ландшафт пустынный, сила тяжести идентична. Только вот атмосфера для дыхания непригодна.

    — Это же корабль, однотипный с нашим!.. — ахнул Свенсонар. — И… -

    — Ясно, — ответил Мак-Грин. Хотя ничего не ясно. В этом районе однотипных кораблей не было. Равно не было катастроф, или исчезновений таких кораблей. Бен-Салех уже возился дальше, приподнимая листы рубки. Три полузасыпанных песком скафандра. Имя на грудном значке. Мак-Грин, Свенсонар, Бен-Салех.

    — Надо бы улетать отсюда… — протянул Свенсонар. Звучало как-то неубедительно. Но оставаться дальше, докапываясь до тайны… Нет уж.

    Тройка почти бегом направилась обратно к кораблю. Захлопнулся трап-сходня, зашипел, стравливая давление, шлюзовой отсек. 

    — Главный топливный! — скомандовал Мак-Грин.

    — Есть! -

    — Курсовой вычислитель! -

    — Есть! -

    — Переключатель запуска! -

    — В положении «Земля!» -

    — Зажигание! -

    Загудели двигатели, давая струю пламени, плавя песок. Ярко вспыхнула красная лампа на экране. «Стопор газовых рулей!!» — успело мелькнуть в голове у командира. В спешке он забыл выставить рули нейтрально… Корабль дрогнул, отрываясь от планеты, заваливаясь набок. Штурман успел включить отклонение рулей, но стопор не снят! Маг-Грин утопил кнопку стопора, но экран расцвёл красными цветами. «Опасное отклонение ракеты», «Опасное давление в гидросистеме»… Давление падает ниже допустимого, прорыв. Это ничего ещё. «Пожар в двигательном отсеке»! Значит, прорвало там, у рулей. Бен-Салах успел протянуть руку к пульту аварийного прерывания взлёта. Где-то внизу ахнуло, корабль рухнул в пыль, в клубах огня и дыма. Корпус рубки лопнул, но перегородка жилого отсека выдержала удар. Автономное питание скафандров! Включить… Где приборная доска? Только обломки. Задыхаясь, Мак-Грин увидел через стекло шлема пробоину в корпусе, небо, и своё лицо в скафандре, склонившееся над обломками ракеты...

Комментариев: 9

Праздник.

  С Днём Победы, дорогие друзья и товарищи!

Комментариев: 13

Бойцы вспоминают минувшие дни, И группы, где вместе рубились они... (А. С. Пушкин)

Комментариев: 24

Стихи. Приквел.

         Был такой интересный момент, когда я снова стал писать стихи. И был он здесь, на МП, в клубе «Литературное кафе», где меня давно нет. С этого началось… Много чего началось. Новый этап жизни. Но когда он начинается — этого не заметишь. Первый шаг по лестнице наверх, или вниз, он всегда незаметен. И только достигнув определённого уровня, можешь оценить начало. Вот и этот стих. Естественно, я немного его отредактировал. Знай, чем всё закончится, отредактировал бы раньше. Однако ж, из песни слова не выкинешь…         

           Когда первых морщин на висках появляются складки,

           Когда первых седин след оставят года в волосах,

           И когда ты поймёшь — кое-что уж ушло без оглядки,

           А другое — ненужная пыль, что лежит на ногах,

           Вот и самое время подумать и стать на секунду -

           Оглянуться, измерить без лести свой пройденный путь.

           Вспомнить всё стать душою и сердцем вновь юным — как будто,

           А потом — лишь вперёд, по тропе своей жизни шагнуть.

Комментариев: 5

Искусство.

    — Гениально! — в восхищении сжимал ладони перед грудью Жан-Кристофф де Кошон. — Поглядите, кто ещё мог так изобразить закат?! -

   Седая бородка старика подрагивала от нетерпения.

    — Алый цвет заходящего солнца, плавно переходящий в розовые отблески, а потом и в синь и тьму ночного неба! А вот одновременно и золотой цвет, и тоже переходит в синь и черноту!.. -

   Художник в смущении переминался, слушая похвальбы.

    — Ну, я не думаю, чтобы столь жёсткое соединение цветов шло картине на пользу, мьсе Кошон… Закат может быть либо алым, либо золотисто-жемчужным. Вместе такие расцветки в природе не встречаются. -

    — Вы — гений, — потирая ладони, отвечал старик. — Отныне мы открыли нового мастера, подобного великим творцам прошлых эпох… Или таких современников, как Дали. Теперь у нас есть новое имя — Пьер Фантаск! - 

   Де Кошон осторожно протянул руку к картине, словно хотел погладить, но не решался дотронуться, будто она в тот же миг рассыплется в пыль.

    — Я всегда говорил, что только роялист способен создать такой шедевр… Этим вонючим республиканцам только комиксы рисовать. Вы ведь роялист, Пьер? — подмигнул старик.

    — Ошибаетесь, — проговорил Фантаск. — Я республиканец. -

    — Шутите! — расхохотался де Кошон, потрясая бородкой. — Ну и шуточки у вас… -

    — Никаких шуток, — насупился художник. — Я самый горячий и убеждённый республиканец… -

    — Ш… Что?! — заикнулся де Кошон. — Да как вы смеете?? -

    — Что — смею?? — с вызовом шагнул вперёд Фантаск. — Иметь убеждения? Да, смею. -

    — Нет. Забирайте свою дикую мазню и убирайтесь отсюда. Я даже не хочу прикасаться к ней, даже затем, чтобы спалить в огне, искромсать ножом, порвать в клочья… Уличные афиши — шедевр живописи в сравнении с вашей чепухой. -

    — Что ж, сказал бы вам «Прощайте!» — городо вскинул голову художник. — Но вы и этого не заслужили. Я бы не пожалел разбить эту картину о вашу голову, если б был уверен, что ваш лакейский череп треснет. -

    Дверь хлопнула. Жан-Кристофф уселся в кресло, потёр руками бородку.

    — Нет!!! Определённо надо сначала спрашивать живописца о его политических убеждениях, а уж потом — оценивать… -

Комментариев: 7

Москва. Рабочее.

   Кажется, втягиваюсь… Постоянные рейсы по краю, а теперь вот — в Москву. Знакомый маршрут, точка на карте. 11-го мая собираюсь посетить Центральный дом архитектора. 

   Кстати, приключилась вчера в Краснодаре массовая акция протеста. Проходил мимо администрации края вместе с немногими отдыхающими. Стоит один молодой человек в рубашке с коротким рукавом и брюках, с плакатом в руках: «Долой вице-мэра Зимовенко!» Я-то до сих пор не помню, кто у нас стал мэром, сестра напомнила, что Первышов.

Комментариев: 7

Переезд.

    — Не нравится мне тут, — нахмурила брови Екатерина Федотовна. — Не нравится. -

    — Помилуй! — взмолилась Агафья Петровна. — Тебе вообще нигде не нравится! Тебе что, хочется на старой квартире доживать? В гостинке? -

    — Нет, мне и там не нравится. Но и здесь не нравится. -

    — Тебе нигде ничего не нравится. На верхнем этаже — слишком высоко. На нижнем — низко. В частном доме — обратно низко. В городе — шумно, в деревне — глухо. Что ж тебе надо?? -

    — Ну, смотри — верхний этаж, как туда добираться? А если лифт сломается? Давление воды упадёт, и сразу с вёдрами бегать. На нижних этажах — все в окна заглядывают, обзор закрыт. Только двор видно. В частном доме — тоже, либо забор смотришь, либо улицу… И обратно — все заглядывают. В городе — шумно, транспорт, предприятия. В деревне все друг друга в лицо знают, всё выспрашивать будут. Центральной канализации нет, вода в колодце. Много ещё натаскаешь? Купаться, стирать? -

    — Так везде плохо, везде! Надо же что-то выбрать… -

    — Будет время — выберем. Или не выберем. А пока — поехали домой, чай пить. -

Комментариев: 14

Плохая погода.

   Крискентий Александрович некоторое время наблюдал в окно с величайшей подозрительностью, щурясь от солнца.

   — Нет, Георгий Силаныч… Нет! Не в моём возрасте по такой жаре таскаться. Давление скачет, голову печёт… Ещё и свалишься прямо на улице, да и помрёшь. -

   Георгий Силанович пожал плечами.

   — Через неделю дожди дают, станет прохладно. Пойдём тогда в парк? -

   — В дождь? С ума сошёл? Простуду подхватить по сырости — раз плюнуть. А я не в тех годах, чтобы на ногах простуду переносить. А то и от гриппа помрёшь… -

   — Хорошо. А зимой как? -

   — Холодно. -

   — Весной, осенью? -

   — И сыро, и холодно. Не разберёшь. -

   — Слушай, так ты ведь вечно дома сидишь! Никак на улицу не вытащить… -

   — Годы мои такие. Ничего не попишешь. -

   — Ты и в молодости то ж самое говорил! -

   — Ничего подобного! Вот в восемнадцать я и по снегу почти босиком бегал, и под дождём, и по жаре без кепки носился… -

   — Так вспомни молодость! -

   — Уж прости, до старческих чудин ещё не дошёл. Да и последствия, пардон, немножко не того… Мне-то и дома холодно зимой, и летом жарко, и сыро в дождь. -

   — А почему мне не холодно, не жарко? -

   — Тебе?! Ну, простите… А кто неделю назад «скорую» вызывал, когда тебя удар по жаре хватил? А не то б хоронить пришлось. А кто тебя в дом затаскивает, когда по сырости радик прихватит? И по лестнице подняться не можешь? А кто тебя зимой с простудой выхаживает? Годы каковы, а он — туда же! Нет уж, я пока за тобой с окна послежу, пока тебя в очередной раз прихватит. Да лекарства заготовлю. Ступай уж!.. -

   Георгий Силаныч подошёл к двери, обернулся.

   — И всё-таки, зря ты, Крискентий Александрович… -

   — Ступай, ступай! Итак с тобой проблем полно… -

Комментариев: 5

Стихи.

  Куда нам идти? Это место — уж самое солнечное,

  Здесь нету камней, и холмов, и луга здесь не кочечные,

  И зноя здесь нет, но всегда понемногу тепло,

  И о непогодах, и грозах, тут слыхом не слыхивали,

  Хоть плесени нет, но от засухи травы не вспыхивали,

  Тут ночи короткие, будто соседям назло...

  Но снова отсюда краями мы шли затуманенными,

  Сырыми низинами, мокрой жарою распаренными,

  Сухими барханами, и раскалённым песком,

  Мы шли по ледовым равнинам, насквозь промороженные,

  На высокогорье, без воздуха, чуть заторможенные,

  В сих трудных путях не найти нам льстецов и лжецов.

Комментариев: 0

Тур.

  — Мам, ты только погляди, какие горы! -

  Мама наклонилась над монитором.

  — Да, красиво. А ты туда хочешь? -

  — Нет, просто показываю. -

  — Мы можем съездить на выходных… -

  — Да нет же, просто вид красивый! -

  — Вот отец зарплату получит… -

  — Да не хочу я в горы! -

  — А сколько стоит, кстати? -

  Но сложно объяснить, что горы иногда лучше любить на расстоянии. И дома неплохо на выходных. Отец смотрит в экран.

  — Однодневная поездка. Пять тысяч с человека. Сбор утром, в три-ноль-ноль, у «Царского села»… -

  — Ой, и как мы туда в такую рань добираться будем? — вздыхает мама.

  — На такси. В восемь утра вам приготовят нацинальное блюдо — хычыны. -

  — О, аж есть захотелось! — вздыхает дочь. — Пожалуй, поедем. -

  — Мы не жрать едем! — возражает мама. — Живот скрутит в дороге, что делать будем? -

    — Посещение руин древнего храма, астрофизичесчкой обсерватории, за экскурсию — двести рублей. Древний языческий памятник — фаллический символ. -

    — А он за сколько? -

    — Не указано. Возвращение в двадцать-ноль-ноль. -

    — А ещё что есть? -

    — Вот, Крым, с тремя ночёвками… -

    — Нет, это не пойдёт. Однодневные туры есть? -

    — Вот, Новороссийск, Абрау-Дюрсо. Три тысячи. Экскурсия на крейсер «Кутузов» — двести рублей. -

    — А поплавать сколько? — спрашивает дочь.

    — Я бы ещё и пострелял. Благо, есть в кого… Так, экскурсия в винные подвалы Абрау-Дюрсо — двести рублей, дегустация — пятьсот… -

    — А вывоз тела до дома после дегустации — сколько? — хихикает дочь.

    — Нет, не поедем, алкоголик старый! — возмущается мама. 

    — Хорошо. Вот, поездка в горы, на Чёртовы ворота — две тысячи. В народе также называется — Пах тура. Если представить себе, что тура положили на спину… -

    — Извращенцы, — замечает дочь. — Везде что-то неприличное видят. Какой нормальный человек такое в горном проходе увидит? -

    — Так, куда едем? — вопрошает отец. — На фаллический символ? -

    — Нет! — отвечает мама. — Устала я тут с вами… -

    — Ещё никуда не поехали, а ты уже устала… — отвечает отец. — На Пах тура поедем? -

Комментариев: 8