Рабочее. Москва. Основная часть.

   Началось всё в четверг, в четыре утра. Первый автобус в шесть утра, потом два троллейбуса. Я надел кожаную куртку, и хорошо, что утром было не очень жарко. Правда, охранник в аэропорту удивился. Но ничего. А вот на регистрации мне выдали сразу два посадочных талона — на московский рейс и обратно. 

   Новшество — теперь сотовые складываются на просмотр с другими вещами. В аэропорту стоял Ту-134 «России», вызвав у меня скупую слезу памяти. Сибирский «Эрбас» прибыл с Москвы, сразу встав под погрузку нас. И — о счастье! — мне досталось место у окна. Самолёт рулил по полосе, поскольку МРД закрыли на ремонт. Взлёт в сторону плотины, потом левый разворот, пошли над водохранилищем. В это время в другую сторону взлетал аэрофлотовский борт. Прошли Усть-Лабинск, только потом повернули на Москву. Опознал Ростов, Азовское море, Дон, ростовский аэропорт, а дальше — нет, карту стал забывать. Старость... 

   Машины на трассе с десяти тысяч видно, даже видно, что двигаются. Поездов почти не видно. На посадке попали сначала в пёрышки, потом — в малую кучёвку. Поболтало знатно, хотя в прошлый трясло почти весь рейс, не переставая. В Домодедово садились с левым боковым, впервые услышал дурные хлопки в ладоши после посадки. И откуда пошло? 

   Купил билет на «Аэроэкспресс», хотя изначально собирался ехать на электричке. Здание вокзала находится отдельно от аэропорта, надо идти, хорошо, дождевой заряд успел пройти. На сей раз моё хождение по Москве ограничилось Садовым кольцом — от «Маяковской» до Малой Дмитровки, потом — обратно, до Малой Никитской, Вспольного и Гранатного переулка. В Центральном доме архитектора неплохие кресла в фойе, можно вздремнуть. 

   В цокольном этаже собрались авторы сборника «Помним». В их числе — луганский ополченец Сергей Котов, переводчик книги «С кем и против кого воевали бандеровцы в годы Второй Мировой». В общем, разговор плавно перетёк на донецкую тему. Определённую нотку привнёс автор, оказавшийся без авторских экземпляров. Впрочем, я-то давно привык, что авторские экземпляры идут очень долго...

   Вечером ничуть не пожалел о куртке. А вот об отсутствии ночных рейсов с Москвы в Краснодар — не раз. Последний уходит в 0.20 из Внуково, что неприемлемо, а следующий — в 6.00 из Шереметьево, но он немного дороже, а я улетал восьмичасовым сибирским. Немного поспал в зале ожидания. Взял шоколадный батончик «Бабаевский» за 80 рублей — компромиссный вариант между ценой, опасностью пищевого отравления и необходимостью подкрепиться. В Домодедово — новая система досмотра, не снимаешь ботинок и пояса, куртку я всё-таки сложил на ленту. Становишься в кабинке боком, поднимаешь руки вверх — готово! На сей раз попал в начало салона, но у прохода, посему ничего интересного видно не было. «Эрбас» опять прибыл из Краснодара и сразу же встал под погрузку нас… И из Краснодара улетает сразу же. Сколько рейсов в день делает?

   Уснул в маршрутке, правда, проснулся вовремя.

Обсудить у себя 12
Комментарии (10)

У нас тоже аплодируют, видно от радости, что долетели) ) 

Если не сядет самолёт, то сядет диспетчер.

Пассажирам от того ни тепло ни холодно

Верно! Но раньше как-то без аплодисментов летали...

А ещё раньше вообще не летали) ) ) Согласна, аплодисменты в самолёте вовсе ни к чему, хотя однажды тоже заапплодировала, действительно от радости, что приземлились) ) 

Не летали — так плавали.

Вот только недавно услышала от инструктора, не помню как его там, он от аэрофобии людей избавляет. См в прошлом пилот. Вот зачем вы хлопаете, разве вы хлопаете водителю автобуса, трамвая, когда он на каждой остановки останавливается? Нет, Ну вот здесь тоже саоме — это их каждодневная работа

А что? В метро на каждой остановке хлопать.

Наоборот не нужно хлопать

Факт. Не нужно!

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: