Стабильность.

  — Да чтоб же ж тебя!!.. — гневно вскричал Никифор Ахмадеев и грязно выругался. Пётр сделал вид, что не замечает, и пропустил брань мимо ушей. И к этому привыкаешь. Ко многому привыкаешь. Интересно, есть ли что, к чему не можешь привыкнуть? Пётр привык. А вот Азамат — тот всегда был спокоен, сколько его знали.

  — Зачем ругаться, да? Самолёт и так падает. -

  Самолёт с угонщиком уходил за хребет. Даже истребители поднимать не стали. Уже давно не поднимают. Может, что найдут в пустыне. Лет через десять. Или дайверы напорются. Стандарт, ничего нового. Пётр привык. Долго ужесточали правила контроля. Но — проникают. А главное — иногда это сами сотрудники аэропорта. Устроился на работу, вкалывает с год. А потом — улетает. Страховые агенты долго препираются с владельцем. Скучно! А тем, кто улетает, им какого? Что ими движет? Просто уходят в последний рейс. Да что там — и с базы иногда стартуют боевые машины! За тем же самым…

   Смена окончена. Пётр аккуратно обходит административный корпус — там сейчас кипят страсти. Впрочем, так себе кипят — три яйца в кружке вкрутую. Любимое кафе — «Дорожное». Здесь отсиживаются сотрудники аэропорта, военные с базы. Здесь останавливаются грузовики, легковушки, мотоциклы, что день и ночь идут по автостраде, ныряющей под рулёжки. Сюда забегают перекусить и служащие с вокзала, что на железной дороге, идущей параллельно шоссе. И речники с пристани, на судоходном канале.

   — Опять угнали? -

   Пётр обернулся. Незнакомый железнодорожник за столиком.

   — Да. Слухи? -

   — Нет. По полёту ж видно. Нам и с земли всё видно. -

   — Беда с ними… — Пётр присел за соседний столик.

   — Так и у нас. Электровозы угоняют. Только поспевай составы с пути убирать, пока этот умник не загремит на повороте под откос. -

   — Интересно, а суда угоняют? -

   — Ещё как! -

   Собеседники обернулись — речник подсел к Петру.

   — Тоже беда, — продолжал новый собеседник. Но у нас хоть понятно, куда плывут — обычно к морю. У морских похлеще — ушёл, и с концами. И повыше, на озере — там тоже искать, так не найдёшь. А у нас — речки помельче впадают, но с одной стороны шлюз, да с другой. -

   — Почти как у нас, — усмехнулся железнодорожник.

   — Так и машину не сыщешь, — появился у столиков ещё один рассказчик. — У меня трижды грузовик угоняли. Так местность самая неподходящая здесь — либо в степь уходят, либо в лес. Иногда потом находят… -

   Товарищи по несчастью перебазировались за один стол. Подошёл хозяин кафе, сегодня он сам обслуживает посетителей.

   — Шеф, а что ж за место такое, что отсюда всё угоняют? — спросил дальнобойщик.

   — Кто ж его знает! — усмехнулся владелец. — Я здесь от рождения живу. Это кафе мне в наследство досталось. В школу ходил — так вон она. Не очень близко, но пешком вполне дойти можно. Я отсюда и не уезжал. -

   — Ни разу? -

   — Ни единого. Дальше города не ходил. -

   — А когда угонять стали? -

   — В молодости — было. А раньше… Много не болтали, а я и не любопытен. Ладно, что есть будем? Болтовня — болтовней, а дело не ждёт. -

   Вечер. Смена закончилось. Можно уехать домой, или в то место, которое называют домом. А кто-то уже готовится к угону, чтобы отправиться в последний рейс.

Обсудить у себя 7
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: