Споттинг.

  Гроза закончилась. Яркое солнце сверкает на мокром асфальте, на листве, на газонах. Под навесом кафе за столиком сидят три молодые девушки, и только кольца на правой руке выдают замужних дам. А если присмотреться к выражению лиц, то собрались они оплакать свою горькую участь. 

  — Да, мы ездили в этом году на море, — говорит одна. — В Норвегию… -

  — Скалы, водопады? -

  — Если бы… Видите ли, мой муженёк занимается споттингом… -

  — Чем?! -

  — Корабли фотографирует. Так вот, мы попёрлись туда только за тем, чтобы сфотографировать в Ослофьорде корабль… Как же его? Не помню. Так вот, мы торчали на скалах двенадцать часов, на ветру промокли насквозь. Зуб на зуб не попадал. Но видели б вы его мордаху! Он этот корабль раз пятьдесят сфотографировать успел. -

   И девушка поправила низкие джинсы, пытаясь прикрыть синие трусы.

    — А мы с моим Мишенькой отправились на Байкал… Он хотел сфотографировать электровоз… м-м-м… Не помню уже. Он их все по номерам знает. Сколько работает, сколько в ремонте. Сколько в базе хранения стоит. Несколько раз ночевали в лесу, прямо у путей. Меня чуть комары не съели. Всё боялась, что медведь выйдет, или волки. Только собаки облаяли, я чуть со страху не померла. А это слово… Как ты сказала? -

    — Споттинг. -

    — Да. И Мишка говорил, я запомнить никак не могу. -

   И девушка поправила юбку, пытаясь прикрыть белые трусы.

    — А мы с моим ездили в Эмираты. И знаете, зачем? Торчали несколько дней в пустыне, под палящим солнцем, самолёты фотографировали. Говорил, что такие к нам не летают… Одну песчаную бурю пережили, убежали от полиции. Он ещё пугал меня, рассказывал, как ночь в полиции Германии провёл, когда его у полосы поймали. -

   Девушка чуть трогает брюки, сквозь которые просвечивают чёрные трусы.

    — Ну за кого ж мы замуж повыходили! -

   *  *  *

   Прошло десять лет. То же кафе. Место можно узнать, но насколько всё переменилось. Те же женщины сидят за столиком. Трусов уже не видно. 

    — И где были? -

    — В Голландии. «Тристар» поймали. Последний из компании «Валлениус Лайнз», которого в нашей коллекции не было. Говорят, скоро распилят. А мы успели! -

    — Я вот Мише помогаю. Тетрадь веду. Модели, бортовые номера. Уже десятую тетрадь заполняю. -

    — А я учусь фотографировать. Пока самолёты смазанные получаются. Мой, правда, сейчас грузовиками увлёкся. А сын хочет автобусы фотографировать. -

   *  *  *

   Прошло ещё десять лет. Всё меняется незаметно. Кафе до сих пор живёт. Три ещё вполне прелестные дамы, с чёрными косынками, сидят на том же месте.

    — Так мой и погиб… Сорвался с волнолома в шторм. Может, если б я поехала с ним, а не осталась с внуками… -

    — Мой Мишка со скалы сорвался. Ракурс получше искал. Место в горах, над туннелем, совсем дикое… -

    — Моего машина сбила, на обочину вылетела. На этом повороте лучше всего было грузовики ловить, когда он в гору идут… -

    Наступает недолгое молчание.

    — А мой ещё ролкеры «Силья Лайн» не сфотографировал. На следующее лето собирался… Вот что. Я сфотографирую за него. -

    — Точно! А Мишка собирался последние живые «фантомасы» снять… Чешские. Где-то у меня есть, в тетради тридцать седьмой… -

    — А у нас на следующее лето новозеландские грузовики на очереди стояли… -

    — Точно! Поедем, и закончим их дело. Это наш долг. -

    — И мой сын поедет. -

    — А мои и слышать ничего не хотят. Говорят — мама умом тронулась, как и дед покойный. Боятся, что внук в него пойдёт. -

   Лето. Старое кафе, теперь уже давно новое. Много чего изменилось. Но узнать вполне можно.

Обсудить у себя 6
Комментарии (12)

но так уже не будет… институт русской семьи сломан…

В России ничего невозможно сломать. (Ремонтируется, как УАЗ — консервной банкой, ножницами и колготками. (М. Задорнов))

если-бы все было так просто на самом деле ...

Если б было не так, нас бы не было.

а нас и так уже практически нет… мы растворяемся среди других, теряя свою идентичность ...

 

А вот это рассуждение явно пораженческое. Посему — брехливое. Мы умеем маскироваться, и видно нас не всегда.

да не пораженческое… я стою до последнего… и вокруг себя пространство расчищаю… но что там дальше за кругом происходит? что я наблюдаю в молодых семьях? они полностью лишены тех самых — самых необходимых знаний!  но при этом они совершенно уверены, что поступают правильно ....  т.е. эти люди уже потеряны для нашего русского мира

но самое обидное, что это наши люди, это наша молодежь!!! это наше будущее… оно уже не наше ...

О молодёжи уже много сказано было. И так во все века говорят.

не совсем так… я не брюзжу Леша… сейчас ситуация иная… я на них смотрю — у меня сердце кровью обливается… ведь некоторые никого после себя не оставят… вымирают целыми родами   сейчас ведь война идет необычная… гибридная… она везде идет, и в интернетах, и в школах, и даже в яслях… а ты говоришь ...

ты вот пишешь… хорошо пишеь! а многие ли тебя читают? да единицы… да и те «старички»… дай Бог, чтобы мы все-таки вырулили… я на это надеюсь, ни смотря ни на что.

 

И среди старых картина невесёлая. Помнишь, как-то постил репортаж о таксисте из Донецка? «Вместе жили, дружили семьями. Теперь половина за нас, а половина — против.» И среди молодых — та же картина. Кто-то сломается, а кто-то опомнится. Хоть один в строю — сражение не проиграно. Вот лучше песня скажет:

сгласен… это я так… сетую

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: